Общество / 17 июля 2009

Марина Александрова: «Мне приятно дарить радость»

Одной из самых первых киноролей Марины Александровой стала невеста Фандорина Лиза (в нашумевшей экранизации романа Бориса Акунина «Азазель») — обаятельная красивая девочка, обещавшая стать «праздником» для молодого сыщика. Марина и в жизни — «человек-праздник».
Одной из самых первых киноролей Марины Александровой стала невеста Фандорина Лиза (в нашумевшей экранизации романа Бориса Акунина «Азазель») — обаятельная красивая девочка, обещавшая стать «праздником» для молодого сыщика. Марина и в жизни — «человек-праздник».
– Марина, я слышала, вы хотели бы организовать свое агентство по проведению праздников. Это правда?
– Да. Мне нравится доставлять людям удовольствие. И мне больше нравится делать подарки, нежели получать их самой. Я их подолгу выбираю, исходя из того, с чем конкретно у меня ассоциируется тот или иной человек. Или, услышав вы¬сказанные невзначай в разговорах желания близких мне людей, пытаюсь записывать. И потом реализовать это желание. Например, подарить игрушечную железную дорогу человеку, который мечтал о ней в детстве. Вы можете себе представить, какое это особое чувство, когда уже во взрослом возрасте ты получаешь подарок «из детства»! И мне приятно подарить эту радость.
– Помню, Александр Абдулов постоянно говорил: надо самому себе придумывать праздники, расцвечивать серые будни.
– Да, это так. Ощущение счастья могут давать самые неожиданные вещи. К примеру, я люблю ходить в баню…
– Откуда такая любовь к бане?
– Не знаю. Мы с подругой в первый раз пошли туда года два назад. Но вот это краткое ощущение высшего удовольствия, когда ты выходишь из парной, делаешь первый шаг в холодном бассейне, словами передать невозможно! Такой вот момент счастья, вдруг.
Правда, в баню я ходила и когда жила в Петербурге, но там баня у меня ассоциируется совсем с другим — в коммунальной квартире, в которой я жила, не было ванны и поэтому приходилось мыться в бане.
– Что, неприятные воспоминания о коммунальном быте?
– Совсем нет. Напротив! Вначале мы жили в коммуналке, в которой ютилось еще 13 семей, потом переехали в другую квартиру в том же доме, где было уже 6 семей. Как страдали мои родители, поскольку у нас была одна девятиметровая комната, я не знаю. А мне как ребенку было очень даже весело. Мы катались на велосипедах по длинному-длинному коридору, ходили друг к другу колядовать. Помню, как девчонки играли в стюардесс — я очень хотела тогда быть стюардессой.
– Привлекала романтика неба?
– Нет. Привлекала финальная точка — приземление самолета в аэропорту. Скорее всего, это было желание куда-то поехать, увидеть что-то новое. И вот мы надевали мамины капроновые колготки, мамины джинсовые мини-юбки и обязательно папины пилотки — мы же все были дети военных.
– Вы всегда радостно воспринимали жизнь?
– Нет. И хотя я всегда была позитивным человеком, но к такому радостному ощущению жизни я пришла, пройдя свой путь проб и ошибок. Много очень для меня важных вещей поняла после «Последнего героя». Библейскую истину «Возлюби ближнего своего как самого себя» не просто осознаешь умом, а прочувствуешь до конца только тогда, когда 24 часа в сутки находишься с людьми и ты должна их полюбить. Если ты не хочешь их возненавидеть, надо найти что-то в каждом из них. В обычной жизни — не нравится нам что-то в человеке, мы можем уйти, как-то себя отвлечь. Даже если вы ругаетесь в одной квартире, можно выйти, позвонить кому-то, выговориться, отвлечься. А на острове находишься в замкнутом пространстве.
– Как же можно себя заставить кого-то очень тебе неприятного полюбить?
– Переступив через себя. Найти что-то в нем хорошее. И потом, я так не люблю ругаться! Ужасно! Поругаешься с кем-нибудь, а потом просто не заснуть от переживаний. Готова всегда первая просить прощения — так для меня невыносимо, когда между людьми существуют завязанные узлы.
– Но невозможно прожить всю жизнь неконфликтно, даже с любимым.
– Я понимаю. И у моей семье бывали — не конфликты, а именно кратковременные эмоциональные вспышки, которые проходят через пять минут. И знаете, замечательный тост нам с Ваней (Иван Стебунов, как и Марина, актер театра «Современник». — Прим. авт.) на свадьбе сказал Сергей Леонидович Гармаш: «Уступайте друг другу наперегонки». И это правильно. Когда он это сказал, я вдруг поняла, что именно по этому принципу живет моя семья. Никто не «бережет» в себе черное. Наоборот, шуткой, юмором пытаются разрядить обстановку.
– Марина, вы уже достаточно взрослая барышня. И все равно наверняка вас учат жизни старшие коллеги. Не раздражает?
– Нет-нет. Наоборот, я сейчас все больше понимаю, что надо обязательно прислушиваться к мнению более мудрых людей. Потому что если бы я услышала те слова, которые мне говорили в мои 18 лет, может быть, мне было бы легче пройти года до сегодняшних 26. Были моменты, когда я думала: «Господи, ну почему я не послушалась тогда маму!»
– Но тогда это были бы не вы…
– Да, наверное, так. Но надо же умнеть, меньше совершать ошибок. Во всяком случае, мне кажется, я с каждым годом становлюсь мудрее.
– Несмотря на всю вашу позитивность, к чему-то вы относитесь нетерпимо?
– Я на могу терпеть несправедливость. Как-то посмотрела передачу Кирилла Набутова о блокаде. Как же больно было смотреть на какую-нибудь бабульку, с орденами, с медалями, которая борется за каждую копейку, в то время как немцы ее возраста — «пораженцы» — живут в своем домике где-нибудь под Баден-Баденом и получают удовольствие от жизни.
И потом, поскольку я выросла в семье военного, во мне чувство чести, патриотизма развито просто до каких-то невероятных размеров.
– В чем выражается ваш патриотизм?
– Прежде всего в понимании, что гордиться за то, что у нас хорошо — за высокую культуру, литературу XIX века, — гораздо легче. А вы сделайте сами что-нибудь для своей страны. Причем надо начинать с малого. Не оставляйте мусор, улыбнитесь кому-то в магазине. Не надо ходить с такими лицами, как будто у всех ежедневно происходят трагедии.
Меня угнетает, что каждый живет в своей скорлупе и думает только о собственном благополучии, и не дай Бог, кто-нибудь стукнет в скорлупу и потревожит покой.
– А если к вам кто-нибудь постучится за помощью?
– Сложный момент. Нас так приучили бояться всего — звонков в дверь, возможного насилия… Не знаю, как бы я поступила. Хотелось бы верить в лучшее, но, с другой стороны, а вдруг по голове стукнут.
Но вы знаете, мне очень хочется участвовать в одном деле, очень важном с точки зрения социальной адаптации тех, кто оказался в тяжелых условиях. Под Петербургом есть место, где помогают молодым мамам. Они еще сами совсем девочки, и их там учат азам материнства, всему тому, что надо уметь в первый год после рождения ребенка. И это важно не только для самих девочек, но и для их детей. Я всегда была уверена, что то, что в нас закладывается в детстве, отражается в нашей дальнейшей жизни. И поэтому очень важно — для того, чтобы потом выросло достойное поколение, — закладывать ощущение защищенности с самых первых шагов, слов, с самого первого поглаживания по голове.


Елена БОБРОВА

Фото world-stars.ru


Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости
1431949125.jpg

Новости рубрики «Общество»