Общество / 15 ноября 2010
Теги: Зенит, Футбол

Кипящие джунгли на Невском

Невский проспект Петербурга после победы “Зенита” в чемпионате на одну ночь превратился в кипящие жизнью джунгли
Кипящие джунгли на Невском

Весь Невский – словно кипящие жизнью джунгли. Болельщики воют как шакалы, как волки на луну; кричат, словно попугаи, прыгают, неловко хлопая на ветру синими и белыми флагами-крыльями. То тут, то там хищно ревут двигателями машины, мерцают фосфорическими глазами во тьме. Бесформенная толпа идет по Невскому, кучерявясь, то вспухая, то опадая по краям – словно илистая река во время наводнения, сметая все на своем пути.

 

По-слоновьи топая, проходят вразвалочку налитые пивом апоплексичные мужики, неся свои окладистые животы. Конями гарцуют те, кто помоложе и попьянее – хрипят, распевают песни, ржут, задирая головы и скаля зубы, шумно икая, фыркая от холода и вздрагивая. Как сайгаки по степи прыгают совсем младшие – осатаневшие от алкоголя студенты. Посмотришь вслед – только хвост пушистый развевается сзади, не сразу и признаешь за шарф.

 

У Гостинки по-мартышечьи передвигаются те, кто еще может прыгать, размахивая руками и вереща. Неподалеку стоит группа долговязых парней – как жирафы, немного свысока и отстраненно смотрят на дикие пляски, поворачивая головы друг к другу.

 

Куда-то бегут, стукая копытцами-каблуками, девушки с томными оленьими глазами, с мордочками кошек, мышек или овец. Некоторые раскрашены как колибри, некоторые в синем оперении, и им особенно охотно и зычно трубят проносящиеся мимо автомобили.

 

Вакханалия, чистая животная сила, вырвавшаяся наружу и во много раз увеличенная алкоголем, стихийно бушует в зарослях из камня, в саванне Петербурга. Лианы света, опутав все, растут быстро, заполоняют пространство. Огни реклам, листовки как экзотические фрукты и листья от пальм, валятся на головы пробегающих обитателей этих широт. Бутылки хрустят как раковины, как скорлупа от кокосов, и запьяневшие орангутанги с остервенением швыряют их наземь и разбивают на множество кусков.

 

Снова воет, снова грохочет воздух – словно идет массовый гон в стаде, словно разорались все птицы разом, потеряв голоса. Вот двое высоких и шатающихся, начинают прыгать друг на друга грудью. Рычание, сипение, хрюканье, гогот, ржание, доносятся отовсюду. Только милиционеры и ОМОН, как серые пеликаны, стоят нахохлившись. Некоторые расхаживают в поисках рыбы, ловят за шиворот совсем посиневших карасей, но брезгливо отпускают, как будто сыты и даже объелись.

 

А несколько рыб, сбившись в стайку на автобусной остановке, булькают и шевелят челюстями-жабрами, беспомощно хватают воздух, словно их вынули из родной воды. Один молодой в сером пальто особенно похож на рыбу-зебру – пятнистый, встопорщенный, красно-белый, с бессмысленно округлившимися глазами. Другой как кашалот открыл пасть и выливает наловленный за день планктон.

 

В подземку спешат те, кто поспокойнее и потрезвее. Вход в метро караулят четверо здоровых милиционеров – необъятных в спинах, как гималайские медведи. Косятся на пошатывающихся мартышек, но не останавливают.

 

Шум джунглей затихает только в самой глубокой пещере - в метро.

 

Яна ВИКТОРОВА

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости
1431949125.jpg

Новости рубрики «Общество»