Общество / 28 июля 2011

Случись беда, помогут всем миром

Когда петербуржцам говоришь: «Еду в Мордовию», большинство, не стесняясь, спрашивают: «А где это?». У остальных лишь одна устойчивая ассоциация с этой республикой – лагеря и уголовники.
Случись беда, помогут всем миром

Когда петербуржцам говоришь: «Еду в Мордовию», большинство, не стесняясь, спрашивают: «А где это?». У остальных лишь одна устойчивая ассоциация с этой республикой – лагеря и уголовники. В федеральных новостях о 13 регионе говорят мало, а та скудная информация, что долетает до жителей остальной России, чаще всего криминального или стихийно-бедственного характера.
 
Натуральное хозяйство

Население всей республики, согласно последней переписи населения, порядка 830 тысяч человек, что практически в 5 раз меньше числа жителей Северной столицы. Да и жизнь здесь совсем другая.

Место, в котором удалось побывать мне, называется Зубова Поляна. Это – поселок городского типа, в котором проживает порядка 10 тысяч человек. Всего же в Зубово-Полянском районе здравствует чуть больше 60 тысяч, половина из которых – русские, вторая половина – мокшане.
 
Мое знакомство с обычаями, нравами, а главное людьми началось еще до того, как поезд, проведший в пути 18 часов, остановился на небольшом вокзале в Зубовой Поляне. Мои соседи по плацкарту ехали в отпуск домой, навестить родных, отведать домашнего 50-градусного самогона, наесться до отвала овощей и молочных продуктов без канцерогенов, поработать на огороде и, конечно же, порадовать своим возвращением многочисленных родственников.

Игорь, так звали моего попутчика, обещал, что кормить будут на убой, поднимать ни свет ни заря, а в обратную дорогу надают гостинцев на целую роту солдат, да еще и в путь снарядят так, что можно будет без труда кормиться целую неделю в поезде Москва – Владивосток.

Попутчики рассказывают о хозяйствах, с курами, свиньями, коровами. Раньше, мол, каждый дом держал у себя всякую живность, а сегодня: колхозов не стало, содержать скотину стало накладно и невыгодно. Одни продали, другие пустили в расход. Население преимущественно – пенсионеры, дети и внуки разъехались по городам – кто куда. Но привычка сажать картошку и прочую овощную снедь в промышленных масштабах осталась.

Душевная встреча

В последнее время все чаще замечаю одну неприятную, но уже почти характерную черту петербуржцев: гостей они не угощают и не кормят. В лучшем случае вам предложат чай с печеньем, в худшем – ничего. Здесь же, в Мордовии, совсем другая история: на стол достают все, что есть в холодильнике и прочих закромах. Из погребов и чуланов вынимаются многолетние запасы, соленья и варенья. И никакие уговоры вроде «ну, что вы, не надо; мы ведь столько не съедим» совершенно не действуют.

Встретили меня очень приветливо. Дом, в котором я остановилась, скорее был похож на современные качественно отстроенные дачи: и не коттедж, и не изба. Просторное помещение со всеми благами цивилизации: стиральной машиной, газовой плитой и газовым отоплением, телевизором, видеоплеером, музыкальным центром. Единственное, чего не было в этом доме – это компьютера и, соответственно, выхода во Всемирную паутину. В наличие также: гараж, хозяйственные постройки и настоящая русская баня. Главное неудобство – удобства во дворе.

Местное население приветливо и гостеприимно. Случись беда, пойдут всем миром, бросив все свои дела и заботы. Это с одной стороны, а с другой, несмотря на искреннюю приветливость, люди здесь грубоваты в общении. Петербургское ухо чутко улавливает эти грубые интонации, заставляя чувствовать себя чуточку обиженным. Так что если вы ждете китайских церемоний за то, что вы такой красивый и прекрасный человек с питерской пропиской, не стоит обольщаться.

Жители мегаполисов привыкли считать людей из провинции, а уж тем более из поселков и деревень, людьми, скажем так, второго сорта. Когда слышишь, что кто-то в твой родной северный город приехал из глубинки, сразу возникают десятки стереотипов о серости, необразованности, не современности и беспробудном пьянстве деревенского населения. Когда приезжаешь к ним, от этого великодержавного шовинизма не остается и следа. Напротив, даже думаешь, что эти люди в своей простоте и бескорыстности во многом лучше тебя, прожженного городского аборигена.

Ни дорог, ни направлений

В Мордовии хорошо иметь машину, в противном случае передвигаться по местности довольно проблематично. Мне уже давно не кажется, что наши эстрадные юмористы рассказывают выдуманные истории. Напротив, отечественные сатирики всего лишь подмечают проявления суровой российской действительности. Например, шутка про то, что в таком-то месте нашего отечества автобусы ходят два раза в неделю: в понедельник туда, в пятницу обратно – вовсе не шутка. Именно так и происходит в деревнях. Попутчица Галя рассказала, что от вокзала до ее дома можно доехать только по понедельникам, пятницам и воскресеньям. В остальное время – такси. Причем расстояние в 60 километров чудо техники отечественного автопрома, выпущенное еще до распада Советского Союза, преодолевает за 1,5 часа. Причина вполне понятная, в России со времен Наполеона дороги так и не появились, только беда еще в том, что и некоторые направления стали исчезать...

Вечерами за семейным столом здесь говорят о родственниках, соседях, низких зарплатах и нелегкой деревенской жизни. После этих разговоров как-то даже неловко читать то, что пишут в официальных источниках по поводу 13 региона. «В 90-е годы Мордовия была одним из беднейших регионов России. Сегодня экономика республики динамично развивается, имеет высокий инвестиционный потенциал. Этому способствует политика властей региона, направленная на поддержку малого бизнеса». В реальности молодежь, да и не только, уезжает на заработки, а порой и на ПМЖ в другие регионы, причем едут, как правило, не в соседнюю Рязань или Пензу, а в Москву и Петербург.

В Мордовии действительно много тюрем. Есть даже специальная зона для иностранцев, единственная в России. Со стороны территории лагерей совсем не кажутся неприступными: старые, почти ветхие бараки, повидавшие множество уголовников и преступников всех мастей. В реальности, говорит некогда работавший на одной из зон местный житель Женя, сбежать из этой тюрьмы нереально, так что опасности для местного населения рецидивисты не представляют.

...Уезжать совершенно не хотелось, хоть и говорят, что в гостях хорошо, а дома лучше. Вместе со мной в вагон поезда зашли две девушки. Поезд вместо положенных ему двух минут стоял минут 10, чем сильно нервировал уезжающих и провожающих. Девчонки оказались местными, зубовскими, ехали в Петербурге обратно на работу. Стояли в тамбуре и плакали на пару, в очередной раз обещали себе, что больше не поедут на историческую родину. Такие обещания они дают себе каждый год и каждый год все равно возвращаются домой. Это понятно: малая родина - что еще может быть роднее, ближе, долгожданнее...

Валерия Климентьева

Фото: festdiving.com

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости
1431949125.jpg

Новости рубрики «Общество»