Общество / 11 августа 2011

Семен Спивак: «Если театр изолировать от мира, он погибнет»

15 августа в Смольном художественному руководителю Молодежного театра на Фонтанке Семену Спиваку будет вручен российский орден Дружбы.
Семен Спивак: «Если театр изолировать от мира, он погибнет»

15 августа в Смольном художественному руководителю Молодежного театра на Фонтанке Семену Спиваку будет вручен российский орден Дружбы.

О том, что в числе деятелей искусств, награжденных в 2011 году орденом Дружбы за большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества наций и народностей, за особо плодотворную деятельность по сближению и взаимообогащению культур наций и народностей оказался режиссер Семен Спивак, стало известно еще в июле, когда Молодежный театр был в летнем отпуске. Но как только состоялось открытие очередного, 33-го сезона, мы поспешили в театр на Фонтанке, чтобы лично узнать о том, за что и как будет вручена столь почетная награда. Оказалось, что Спивак трудится вовсе не ради наград: просто театр – это его образ жизни.

- Семен Яковлевич, наверное, приятно, когда вручают высокую правительственную награду?

- Вручение состоится 15 августа в Смольном. Но решение, как себя вести во всех ситуациях награждения, я уже давно принял, став в 48 лет народным артистом России, самым молодым среди режиссеров. Этот случай меня многому научил: я тогда, помню, вошел в репетиционную и вдруг увидел со стороны, как закрепостило меня это звание – даже работать, как обычно, был не в состоянии, словно и не я это был, а какой-то посторонний НАРОДНЫЙ АРТИСТ. И я осознал, что можно завоевать весь мир, но потерять себя…
 
- В прошедшем сезоне в Молодежном состоялась премьера французского режиссера Жана-Даниэля Лаваля «Севильский цирюльник», в 2009 году спектакль «Зимняя сказка» по Шекспиру у вас поставила испанка  Магуи Мира, а постановку «Бумажная роза» осуществила еще одна представительница Испании Ирина Куберская… Откуда в вас такая смелость – пускать на «свою» сцену сторонних режиссеров, представителей других культур?
 
- Ну, с испанцами мы просто невероятно похожи! Их психотип очень близок к нашему. Они невероятно эмоциональные, открытые, гостеприимные, свободные в определенной степени, искренние… Да, не каждый режиссер допустит на «свою» сцену другого режиссера.  Но, если в театре, как и в семье, создать психологическую изоляцию, психологическую тюрьму для своих «домашних», «семья» погибнет. Театрам часто не хватает воздуха, как не хватает воздуха в семьях, где муж или жена рассматривают человека, который рядом, как свою собственность, довлеют над ним. Назначение кого-то руководителем завода или театра не делает его собственником, рабовладельцем! Это подарок судьбы, на который надо «взглянуть сверху». Как говорит мой Учитель по йоге, которого я обрел в Испании, «надо уважать чужое таинство». Нельзя залезать на чужое пространство, надо предоставлять свободу тем, кто рядом. Да, режиссеру трудно, больно наблюдать, как твои актеры занимаются творческой любовью с другим режиссером, которого сам и позвал в театр, но делать это необходимо.

- Ситуация напоминает родительский кризис, когда дети вырастают и заводят новых друзей, с которыми делятся тем, чем раньше делились только с мамой и папой…

- Совершенно верно. И реакция возникает соответственная - хочется подойти и дать по голове тому, кто «уводит» вашего ребенка. Но надо понимать, что ребенок вашей собственностью тоже не является, он принадлежит миру. Хотя и родители часто совершают такую ошибку (так, я в отношении своей дочери Эмилии старался не повторить ошибки, когда-то допущенной моей мамой). А допустить кого-то в свой театральный мир – это и возможность проверить «религию», существующую в стенах конкретного театра.

- Но это и добровольное душевное испытание для режиссера, впустившего на свою территорию чужака.

- Немногие могут на это испытание решиться. Оттого я плохо отношусь к театральным критикам, с осуждением пишущим о руководителях иных театров: «Он никого не пускает на свою территорию!» Если бы они задумывались, чего стоит такой «допуск» для творческого человека, создавшего собственную атмосферу в театре! Осуждать за это нельзя! Это же библейская заповедь: «Не судите, да не судимы будете». Люди чаще должны задумываться о самолюбии и правах других людей… Вот я на репетиции могу на актера накричать, размять его, как фарш для котлеты, бросить и растоптать его, но актер после этого вряд ли поднимется, вряд ли пойдет дальше. Да что там, можно умереть, прочитав критическую статью…

- Этой осенью, уже в сентябре к вам на гастроли приедет испанский театр «Трибунэ». Расскажите о «тайнах мадридского двора» - как возникли эти связи театров?

- Моя знакомая Алена Стурова, преподававшая у меня на курсе, дочь великого педагога Ивана Коха (он был выпускником Пажеского корпуса, тоже преподавал сцендвижение и даже бил по спинам своих студентов) сказала мне: «Я подарю тебе моих друзей». И вот на нашем спектакле появилась выпускница нашей Академии Ирина Куберская со своим мужем Эдуардо. Они посмотрели «Крики из Одессы», им понравилось, и они пригласили меня в Испанию.  Потом мы весной 2004 года поехали с «Отелло» на один испанский весенний фестиваль, а накануне нашего приезда в марте был взрыв на вокзале Аточа в Мадриде… Чудо, что произошло разобщение нескольких взрывов и погибло меньше людей, чем рассчитывали террористы… Тогда испанцы, чтобы выразить свой гнев и беззащитность перед террором, вышли на улицы Мадрида с кастрюлями и колотушками в руках. И премьер-министр ушел в отставку на другой же день – вот умение выразить свои эмоции! Наш спектакль в те дни зрители смотрели в полной тишине, но после зал взорвался аплодисментами, и все люди встали… Это и есть Испания. Потом мы ездили еще раз, потом еще… На одном фестивале нас заметили аргентинцы, и мы поехали на фестиваль в Аргентину, потом в Париже при полных залах играли «Три сестры», «Касатку». Потом на нашей сцене появился «Севильский цирюльник»…

- Что дает этот обмен эмоциями, обмен культурами вашему театру, вашим спектаклям?

- Вот к нам в сентябре приедет на гастроли  из Испании театр «Трибунэ», театр, созданный Ириной Куберской.  Так о нем самый уважаемый испанский критик написал, что в Испании есть один театр – «Трибунэ», у которого русские корни (сам испанский театр достаточно примитивен и банален). Такой обмен культурами дает многое, начиная с новых эмоций (от них артист становится живым, теплым), впечатлений, которые наши актеры получают в узких улочках Толедо и музее Прадо до новых спектаклей на нашей сцене.

- А вы ставили в Испании?

- Нет. Хотя мне предлагали, а вот теперь мне в Париже предлагают ставить. Но мне как-то хочется дома: у нас ведь теперь две сцены…

Беседовала Екатерина Омецинская

 

Фото Вячеслава Гурецкого

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»