Общество / 17 августа 2011

Дефолту стукнуло тринадцать лет

Каждое 17 августа россияне немного вздрагивают: эта дата навсегда запала им в память. Именно в этот день в 1998 году страну постиг крупнейший кризис в ее истории.
Дефолту стукнуло тринадцать лет

Каждое 17 августа россияне немного вздрагивают: эта дата навсегда запала им в память. Именно в этот день в 1998 году страну постиг крупнейший кризис в ее истории.

 

События развивались стремительно. Едва глава тогдашнего правительства Сергей Кириенко объявил о комплексе мер по стабилизации бюджетной политики, как доллар начал стремительно дорожать. В мгновение ока его курс взлетел с шести рублей до восемнадцати, затем до 23, а вскоре и до 25. Люди бросились в магазины, чтобы успеть купить хоть что-то по старым ценам, потому что они менялись чуть ли не каждые полчаса. Страну охватили паника и ужас.

 

Стабилизационные меры, принятые правительством, были позорные: Россия отказалась от своих долговых обязательств перед другими странами, признав себя банкротом. Большая часть населения очутилась за чертой бедности. У всех, кто помнит август 1998 года, слово "кризис", вновь зазвучавшее десять лет спустя, уже не вызывает священного ужаса: мы это пережили. И в таких масштабах вряд ли подобное может повториться. Впрочем, загадывать не стоит: авторы того дефолта живы, здоровы, полны энергии и, похоже, не прочь снова порулить страной.

 

"Черный вторник" был закономерен: к 17 августа 1998 года Россия накопила колоссальный госдолг. Внешние факторы, конечно, тоже сыграли свою роль: упали мировые цены на сырье, начался кризис на азиатских биржах. Частные кредиторы стали опасаться давать взаймы экономически нестабильной России. Но государство остро нуждалось в займах, хотя и не было в состоянии гарантировать их возврат. Поэтому вовсю шла игра в ГКО — государственные казначейские обязательства. Фактически это была финансовая пирамида, построенная Минфином. Ничем не обеспеченные ГКО выпускались, продавались и покупались наподобие акций МММ. Но ни одна пирамида не может стоять вечно. Так что рухнула и эта. Брать деньги стало неоткуда, и наступило 17 августа.

 

Миллионы людей, которые не вникали во все тонкости экономики и причины произошедшего, ощутили на себе последствия чудовищных методов правительства — они лишись своих сбережений. Доходы обесценились: цены вросли до заоблачных высот, а зарплаты остались прежними. Лишь немногие жили спокойно — те, у кого деньги хранились в валюте. Остальным были уготованы бедность, неуверенность в завтрашнем дне, ощущение безысходности и большого обмана. Население, по сути, было ограблено правительством: оно не сумело разобраться с долговыми проблемами и просто перевалило их на плечи граждан.

У каждого свои  воспоминания о том страшном времени, когда хлеб мог подорожать в два или в три раза всего за одну ночь, когда у банков вились бесконечные очереди, несмотря на вывешенные объявления, гласящие, что "денег нет и не будет". Сейчас, спустя тринадцать лет, уже трудно представить, что такое может повториться. Те, кто пришли в правительство вслед за Кириенко, как бы к ним ни относились, сделали главное: вывели разрушенную позорным дефолтом страну из кризиса. И с этим не поспоришь.

Хотя некоторые члены того, кириенковского правительства до сих пор остаются публичными людьми и пытаются вести дискуссии на эту тему. И вспоминают о "черном вторнике" как о пикантной странице в своей политической биографии. Так, Борис Немцов, бывший тогда вице-премьером, сегодня рассказывает, что узнал о дефолте из новостей. Через неделю после его объявления он подал в отставку. А ведь всего за несколько месяцев до этого он утверждал, что экономический рост в 1998 году так же неизбежен, как восход солнца.

 

Оксана Дмитриева, трудившаяся в 1998 году министром труда и социального развития, сейчас открещивается от своей роли в тогдашнем крахе российской экономики. Мол, она к финансам отношения не имела. И с гордостью рассказывает, как добилась отсрочки перехода пенсионного обеспечения на накопительные принципы. Хотя именно такая реформа была одним из главных условий предоставления России очередного кредитного транша. Дмитриева сумела настоять на том, чтобы пенсионные деньги оставались в распоряжении частных инвестиционных банков.

 

Но это все – политика, а для простых людей главное, чтобы дефолт не повторился. Они хотят, чтобы во власти работали грамотные люди. Одного раза всем хватило.

 

Наталья Романова 

 

Фото: ИТАР-ТАСС

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»