Общество / 18 августа 2011

Ольга Медынич: «В театр я пришла со своей вешалкой»

Когда в Молодежном театре, где служит актриса сериалов «Светофор», участница шоу «Большая разница» и «Женская лига», я попросила помочь в организации встречи с Ольгой, меня предупредили, что она может и отказать в интервью.
Ольга Медынич: «В театр я пришла со своей вешалкой»

Когда в Молодежном театре, где служит актриса сериалов «Светофор», участница шоу «Большая разница» и «Женская лига», я попросила помочь в организации встречи с Ольгой, меня предупредили, что она может и отказать в интервью. Первый телефонный разговор с Медынич был как ушат холодной воды, обрушившийся на меня: «О чем вы собираетесь со мной разговаривать? Надеюсь, не о цвете моего нижнего белья?»… И только уверения в том, что главной темой будет творчество, спасли положение – наша встреча состоялась…

- Ольга, почему вы так редко даете интервью и за что вы так не любите журналистов?

- У меня был не один случай, когда ваши коллеги настойчиво хотели влезть в мое личное пространство: «Кто, где, почему, в какой позе?»… Такое впечатление, что ныне журналистам интересен не творческий человек, а его «грязное белье»… Когда я вижу актера, я хочу знать, какие роли он играет, какие книги читает, что у него на душе. А вот то, кто с кем развелся, пятьдесят мужей у кого-то или больше, куда эти мужья складывают носки, мне не интересно и неприятно знать. И сколько мне бы не говорили, что моя профессия публична, «обнажаться» перед кем-то я не обязана и никогда на это не соглашусь.

- Как же вас занесло в публичную профессию?

- Я не из театральной семьи: папа - военный, мама - экономист. Аттестат у меня был неплохой, но знаний – ноль: с пятого класса я все списывала, стыдясь признаться в этом родителям, которые радовались, что я хорошо учусь. Когда подошел момент выбора вуза, папа отправил меня на подготовительные курсы в институт кино и телевидения на экономический факультет. «Ну, подтянешь чуть-чуть математику», сказал папа, а я ужаснулась, зная, что подтягивать мне нечего… Разве что плюс от минуса отличить могу. Помню, на первом же занятии четко поняла только одно - что не понимаю ни-че-го… Впереди меня сидела девушка (ныне актриса Серафима Низовская), которая рассказала, что хочет поступать в театральный, и за компанию мы пошли поступать вместе.
 
- Неужели до этого времени вы даже стихов на школьных вечерах никогда не читали?

- Хуже всего у меня в школе было дело с химией, а учительница химии (она же завуч по внеклассной работе) списывать не давала. Накануне решающей контрольной я ей написала записку, что химии я знать никогда не буду, а за «тройку» обязуюсь участвовать во всех мероприятиях. «Тройку» мне она поставила, и мне пришлось участвовать в паре елок для малышей и подготовке КВН, причем во время детских представлений я хохотала сама как сумасшедшая… А театром я и не интересовалась вовсе.

- Ваши первые впечатления от учебы в театральной академии?

- Училась я на кукольном курсе у Николая Петровича Наумова. Единственный человек, который в меня верил – это мама. Она ходила на все наши показы и всегда мне говорила: «Ты у нас о-очень талантливая девочка!» и постепенно мне это внушила. Но понимание того, что я могу что-то и способна ориентироваться на сцене, пришло курсе на третьем. Учили нас даже лучше, чем актеров драмы:  два «мастерства» было и «пластика» впридачу. Но в драматическом театре всегда относились к кукольникам предвзято: когда  я пыталась попасть на прослушивание в БДТ, мне четко ответили: «Вы бы еще по окончании института культуры нам позвонили» и повесили трубку… Для ребенка, который должен вот-вот выпуститься, это шок – услышать такое, мощный удар по самолюбию. Мне повезло, что Семен Яковлевич Спивак, которого я пригласила на наши выпускные спектакли, отреагировал иначе…

- Так  вы и попали в Молодежку?

- Нет, история длиннее. На курсе я сделала «Вешалку» - полуклоунаду – полуэксцентрику, и увидела объявление, что Молодежный театр для участия в концерте приглашает актеров с готовыми номерами. Вот я и отправилась на Фонтанку, прихватив с собой свою вешалку. Успех меня поразил, ведь у нас на курсе этот номер считался проходным, учебным – так, ничего особенного. Нас вообще учили «фильтровать»: воспринимать похвалы или критические мнения людей, чье мнение не должно быть важно, по принципу «в одно ухо влетело, из другого вылетело».

- Каким должен быть режиссер, мнение которого для вас важно?

-  Он должен знать, что он хочет, не лишая актера права импровизировать. Его задача определить мой «маршрут» некими вехами, но как я буду добираться «от камня к камню» – это мой выбор. А когда маршируешь в режиссерских тисках «шаг влево-шаг вправо» - это невыносимо.

- Что вас подвигло на участие в телешоу «Большая разница»?

- Меня просто пригласили на кастинг, где попросили сделать какие-то примитивные вещи – спародировать Ксению Собчак и Ренату Литвинову. Для меня это показалось полной ерундой… И даже я кому-то сказала, что это все ерунда, и нас никого не пригласят, потому что всех, кого надо, уже взяли, это Москва просто «отмывает деньги» путем кастинга… Но только это произнесла, раздается звонок, и мне говорят: «Собирайтесь, приезжайте в Москву, вы утверждены».

 - А что надо, чтобы сделать пародию?

- Нужно уловить саму суть человека. Если «поймал» взгляд, то все! Для программы мы репетировали скетчи, а потом играли на зал – студию, где и были наши герои. В этом был момент театральности, но я снялась всего в нескольких программах – одновременно появилось множество предложений, и «развести» графики было сложно. Больше всего запомнилась первая «Разница» - после нее мы очень подружились с режиссером Алексеем Кирющенко, и даже работали вместе в нескольких сериалах.
 
- Вопрос «в тему»: когда закончится сериал «Светофор»?

- Вроде бы мы его будем снимать и третий сезон. Когда идут съемки, я живу в Москве, и регулярно езжу сюда на спектакли… Но «Светофор» я очень люблю – там подобралась удивительная, легкая команда. Мы хулиганим, подкалываем друг друга, пробегаем в кадре с ведрами на голове, хохочем, получаем удовольствие от того, что делаем, и все это находит поддержку (ляпы и приколы потом монтируются, и мы смотрим их на вечеринках сериала). А за это нам еще и платят. Не скрою, для меня это легкий и приятный способ зарабатывать деньги: я же  понимаю, что счета надо как-то оплачивать…
 
- Но кроме юмора и пародий есть и серьезные жанры…

- После «Женской лиги», где у нас была чудесная команда (мы расстались в любви, когда проект закончился), меня стали воспринимать исключительно как комедийную актрису. Те, кто проводят кастинги, обычно в театры не ходят, и мои предложения «Сходите в театр, посмотрите на меня там» остаются без внимания. Жаль, что возник этот стереотип. Вот недавно меня вроде бы утвердили на серьезную роль, но слово продюсера, заявившего «Нет, она снималась в Женской лиге»…», оказалось решающим. Я расстраивалась, пока не увидела интервью Люка Бессона, в котором он рассказал, как был поражен способностью одной актрисы, занятой в скетчах, к быстрому перевоплощению. Был поражен и назначил на главную роль. Сам Бессон так расценивает участие в скетчах! Что ж я тогда расстраиваюсь из-за каких-то никому не известных продюсеров?  Надо просто работать, но надо, чтобы и возможность проявить себя кто-то рискнул мне дать.

- У вас есть какая-то «своя тема», которую бы вы хотели сыграть?

- Исторический материал меня безумно привлекает: XIX век, начало XX века, нэп… И дело не только в костюмах: это другая культура общения, другое внутреннее содержание, другие отношения между мужчиной и женщиной… Но есть хорошее высказывание: «Хочешь насмешить Бога, расскажи о своих планах»… Планировать ничего в жизни нельзя. Ведь и в Молодежный театр я пришла когда-то как острохарактерная актриса, но доказала, что я могу играть другое.

- Семейные традиции вы чтите?

- Мои родители приехали в Петербург из маленького города в Винницкой области Украины. В нашей семье в невероятном почете обе бабушки, с которыми обращаются, как с хрустальными, а при каких-то переездах буквально носят на руках – у нас культ бабушек. Еще норма для нашей семьи – семейные советы, на которых решаются все проблемы. На семейные праздники у нас в былые годы собирались по полтора десятка родственников из разных городов: «родная кровь» - это главное. И я знаю, что в какой бы город я ни приехала к родственникам, меня примут хоть днем, хоть ночью, накормят и напоят, будут рады, равно и я буду всегда рада родным. Святы и посещения кладбища в памятные дни, проводы в армию, свадьбы, поминки… Иногда, шутя, я говорю, что в смысле клановости мы просто Капулетти.

- Планируете увеличить численность клана? Мама не просит внуков?


- Я уже готова к этому, и отвечу вам моей любимой фразой: «Дети карьере никогда помешать не могут, а вот карьера детям может»...

Беседовала Екатерина Омецинская

фото: архив Молодежного театра на Фонтанке

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»