Общество / 18 августа 2011

Скованные одной цепью

Спектакль «Фандо и Лис» театра «Мастерская» под руководством Григория Козлова, сыгранный в день рождения Фернандо Аррабаля, можно расценивать как подарок драматургу от режиссера.
Скованные одной цепью

Спектакль «Фандо и Лис» театра «Мастерская» под руководством Григория Козлова, сыгранный в день рождения Фернандо Аррабаля, можно расценивать как подарок драматургу от режиссера Рикардо Марина.

Петербургский театр всегда являлся образчиком толерантности и местом схождения различных культур. «Фандо и Лис» лишь подтверждает этот постулат: в основе спектакля лежит пьеса представителя испанской «драмы абсурда», постановку осуществил мексиканский режиссер, а играют в ней русские актеры. Такой «коктейль» приводит к тому, что зрители, которые ранее даже и не представляли, «с чем едят» театр абсурда, по окончании полуторачасового действия явно становятся его поклонниками, а сама пьеса, визуализированная учениками Козлова, обретает четкую социально-философскую направленность.

История Аррабаля повествует о странных людях, которые якобы стремятся прийти в некий волшебный город Тар – похоже, земное воплощение счастья. Так некогда малышка Дороти стремилась в самое сердце страны Оз, чтобы исполнились самые заветные желания друзей… Но путешествие в Тар Аррабаля – это вам не экшен Фрэнка Баума: к нему герои спектакля, не так давно заслужившего Гран-при XVIII Международного фестиваля «Истрополитана» в Братиславе, совершенно не способны. В своем ложном стремлении они топчутся на одном месте, напоминающем выжженную пустыню (художник Ольга Балашова покрывает сценическую площадку мятой и изорванной в лоскуты оберточной бумагой). Как и положено странникам, в пути они пообтрепались, одежда их мало напоминает парадную – так, что-то невыразительное… Исключением является разве что платье Лис (Арина Лыкова), отливающее радугой, как крылья бабочки. Но «бабочка» обездвижена: в первой же сцене выясняется, что девушка парализована, и ее спутник Фандо (Сергей Алимпиев) вынужден перевозить ее на подобии инвалидной коляски.
 
Почему в Тар, где Лис может выздороветь, этой парочке якобы любящих друг друга людей не попасть никогда, становится понятно очень скоро. Фандо-Алимпиев болезненно привязан к своей спутнице, зависим от нее психологически и сексуально. Бесконечно истязая ее морально и физически, он готов искренне прощения просить за крайнее выражение своих чувств, но в реальности любит больную Лис, как палач любит свою жертву, не способную ему противостоять. Приковывая девушку цепью к коляске и не желая ее выздоровления, он словно приковывает к ней и себя. Лис осознает свою зависимость от Фандо, и тем тяжелее становится от этого ее крест. В диалогах речь ее порой безынтонационна, и обреченность, которую играет Лыкова, напоминает обреченность щенка или котенка в руках глупого и жестокого мальчишки-хозяина.

В пути герои встречают забавную троицу – Намура (Евгений Перевалов), Митаро (Владимир Карпов) и Тосо (Евгений Шумейко). С их появлением определенное Марином как «трагическая клоунада» действие становится продуманным до мелочей. Неумные и нелепые чудаки вооружены волшебным перископом, в который Намур то и дело вставляет свой «настоящий» глаз, индивидуальным наручным счетчиком, пощелкиванием констатирующим уровень опасности, крошечной спринцовкой для «обеззараживания» опасных объектов и огромным черным зонтиком, к спицам которого крепят свой нехитрый скарб. Условную водку они пьют из медицинских банок, постоянно носят на спинах матрасы  (огромный матрас Митаро делает его похожим на гигантского таракана), спорят до драки и дураком все время «назначают» безобидного Тосо,  играющего с любимой куклой. Зачем им надо идти в Тар, они даже не задумываются, а оттого туда и не торопятся. «Добряк» Фандо щедро делится с ними красотами Лис, и компания решает путешествовать вместе. Понятно, что это ни к чему хорошему не приведет: в очередном порыве бешенства Фандо убивает Лис, а бестолковая троица в подобии поминальной молитвы скатывается в полный словесный и интеллектуальный абсурд…

Смешно? Смешно, если бы не было так грустно. Отчего-то подумалось, что человеки редко анализируют причины своих брачных и дружественных союзов, редко задумываются о душевном и физическом комфорте ближнего, редко осознают правильность и необходимость выбора реальных целей. Одинокими нас делает собственная эгоистичность, граничащая порой с безумием. Вот и выходит, что театр абсурда – это не выдумка театроведов, а всего лишь наша жизнь, прожить которую надо бы так, «чтобы не было мучительно стыдно за бесцельно прожитые годы»…
 
Екатерина Омецинская

Фото из архива театра
 

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»