Общество / 25 августа 2011

Сергей Русскин: «Нельзя ставить на временные ценности»

После фильмов Александра Рогожкина про особенности национальных охоты да рыбалки, в которых Русскин запомнился всей стране в роли Сереги, возникло опасение, что актер станет заложником одной роли.
Сергей Русскин: «Нельзя ставить на временные ценности»

После фильмов Александра Рогожкина про особенности национальных охоты да рыбалки, в которых Русскин запомнился всей стране в роли Сереги, возникло опасение, что актер станет заложником одной роли. Однако сегодня, когда послужной кино-список артиста Театра комедии им. Н.П. Акимова насчитывает около 130 фильмов, не считая заметных драматических работ в четырех-пяти петербургских театрах, яснее ясного становится понятно, что Русскин – артист масштабный.

Если вы знаете Русскина только по кино («Операция «С Новым годом!», «Упырь», «Хрусталев, машину!») и сериалам, съемками в которых он далеко не брезгует («Улицы разбитых фонарей», «Агент национальной безопасности», «Тайны следствия», «Бандитский Петербург», «Убойная сила»), не премините случаем посмотреть на него в театре. Его Иудушка Головлев в «Русской антрепризе им. Андрея Миронова» – разговор особый. Самый отвратительный тип предателя и мерзавца от русской литературы сыгран Сергеем со всей беспощадностью, свойственной актерам старой, советской школы. А уж посмеяться над  Животой Цвийовичем из «Доктора философии» в Театре комедии им. Н.П. Акимова или ужаснуться Тени, исполняемой им на Невском проспекте в традиционной для этого театра шварцевской «Тени», сам Бог велел.
 
- Сергей, помните про все свои юбилеи? В этом году исполняется 30 лет, как вы поступили на работу в театр, 20 лет, как закончили режиссерский факультет СПбГАТИ…

- Я очень плохо отношусь к юбилеям, потому что это те моменты, когда человек взращивает в себе эго. А это очень опасно: счастье можно найти только на духовном пути, а не тогда, когда тебя «отмечают». Мы вообще живем на планете скорби, где все рождается и умирает быстро. Любые взаимоотношения между людьми кончаются разочарованием, любая любовь – тоже… И я не пессимист, заметьте, это гипероптимизм, когда понимаешь, что ставить на временные, на сомнительные ценности нельзя. Ставить надо на вечные категории…

- А вот у вас еще и день рождения на днях… Отмечать его – это временная ценность?

- Ой, в этот день, кажется, Татьяна Сергеевна Казакова (художественный руководитель Театра комедии им. Н.П. Акимова. - Прим авт.) даже репетицию, несмотря на выходной день, назначила… Для меня есть только одна важная дата – день, когда я встретил своего духовного наставника, Учителя, определившего мой путь. Вот это – вечная категория, а мирские даты – категории земные, приземленные… Если помнить даты, отмечать юбилеи, то говорить придется только о случившемся, о том, что уже было и уже прошло.

 - Вот сейчас я вас и поймаю! Если путь каждого предопределен, то если бы вы в 1981 году не окончили «Корабелку», не поступили в Молодежный театр к Малыщицкому, не стали бы вместо инженера актером, то не было бы ни сегодняшнего вашего служения вечным ценностям, не было бы встречи с духовным наставником… Разве можно не помнить такую дату?

- Да, пожалуй, вы правы (улыбается).

- Из технической «Корабелки» в былые годы вышло немало людей театра. На ваш взгляд, почему так происходило?

- Думаю потому, что вузы, которые были закрытой системой, готовившей кадры для военно-промышленного комплекса, некогда собирали для себя самых интеллигентных, умных людей с определенным уровнем культуры, так же, как МАИ или МФТИ. А что может быть лучшим базисом для  творчества? Культурный и интеллектуальный багаж становились стартом для творческих натур. Я понял, что техника «не мое» уже в процессе обучения. А закрытая система обладает удивительным свойством: она прессует человека. И если ты – личность, ты сопротивляешься системе, а если нет – растворяешься в ней. Искусство созидают личности с глобальным, духовным мировоззрением. Личность – это сознание необходимости постоянного роста, это воля…

- А у вас есть эта потребность роста?

- Я всю жизнь расту, всю жизнь сомневаюсь и рефлексирую, Рефлексия возникает лишь тогда, когда начинаешь осознавать себя, факт своего существования, а следом приходит желание понять свое предназначение.

- В чем предназначение Сергея Русскина?

- В служении высшим силам. Старик Маркс был прав: свобода – это осознанная необходимость. В долге, пропитанном любовью, нет рабства, а счастье есть внутренняя категория, которую вы ощущаете или нет. Если раньше продукты своего труда (спектакли, роли, фильмы, даже интервью) я посвящал самому себе, своим чувствам, то теперь я их отдаю людям и счастлив. Как говорил Костанеда, надо просто изменить «точку сборки», и счастье окажется реальным.

 - Что вас заставило в свое время получить режиссерское образование? Желание понять что-то глубже?

- У меня ведь не было актерского образования (Малыщицкому, формировавшему на Фонтанке молодежную труппу было позволено брать людей и без актерского образования. – Прим.авт.), а получать его, когда тебе «за тридцать», уже поздно. За это образование я очень благодарен своей супруге, заставившей меня поступить на режиссуру, и я получил одно из самых сильных базовых театральных образований. Я учился у Товстоногова, у Кацмана, у Молочевской. С точки зрения профессии это были грандиозные учителя, невероятно закрутившие эту творческую пружину, это желание разгадывать «дело, которому ты служишь».

- Вы сменили в этом служении несколько театров: Молодежный, «Комедианты», Русская антреприза им. Андрея Миронова, теперь вот Театр комедии... Что ищете? Где вам комфортнее?

- Разницы нет. Просто куда меня звали, туда и я шел. А сомнений «Там ли я служу?» или «Чему я служу?» у меня нет давно. Когда-то я сам старательно себя «пробивал», «продвигал», а теперь я переложил ответственность за себя на высшие силы. Угодно им, чтобы я работал в этом театре – хорошо, угодно, чтобы снимался в этой картине – еще лучше… Я не трачу силы на раздумья: «А почему меня не зовет Марк Захаров?», не трепыхаюсь – все само решится. Главное, воспринимать все с благодарностью.

- Недавно включаю телевизор и на одном из центральных каналов вижу вас, повествующего о серьезных проблемах с алкоголем, которые вам пришлось пережить еще в период «Национальных особенностей». Ваше духовное перерождение с этим как-то связано?

- Все на свете связано. Но когда человек стремится владеть деньгами – «фантиками», пропитанными отрицательной энергией, он же почему-то не думает о последствиях этого владения  в отношении себя и близких… С тех пор, как перед выходом на сцену я стал, обращаясь к Богу, говорить: «Я – флейта в твоих руках, хочешь поиграть на мне – играй», я стал получать самое главное, что может получить свыше актер – вдохновение. И зритель это чувствует всегда: идет за мной, ведомым высшей силой… Знаете, как Смоктуновский играл первую сцену «Идиота» в БДТ? На первом плане еще мелькали люди какие-то, шел диалог, а зритель уже всматривался вглубь сцены, где в условном вагоне спиной к зрительному залу сидел князь Мышкин. Смоктуновский, озаренный вдохновением, играл спиной так, что внимание зала было сосредоточено только на нем. Собственно, играл на нем Господь, а он просто исполнял роль. Но как он это делал!

Беседовала Екатерина Омецинская

Фото: TREND

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»