Общество / 26 августа 2011

Юлия Белоусова: Жить надо для того, чтобы делать добро другим людям

Юлия Белоусова 10 лет занимается социальной и общественной работой. Руководит сразу несколькими общественными организациями, специализирующимися на благотворительной деятельности и помощи людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Среди них - известные в городе фонд "Вера Надежда Любовь" и межрегиональная организация "Центр социальной работы "Святая Русь". Автор книг "Как пережить боль утраты", "Мужество жить" и др. Участник праймериз партии "Единая Россия".
Юлия Белоусова: Жить надо для того, чтобы делать добро другим людям

Юлия Белоусова  10 лет занимается социальной и общественной работой. Руководит сразу несколькими общественными организациями, специализирующимися на благотворительной деятельности и помощи людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Среди них - известные в городе  фонд "Вера Надежда Любовь" и межрегиональная организация "Центр социальной работы "Святая Русь".  Автор книг "Как пережить боль утраты", "Мужество жить" и др. Участник праймериз партии "Единая Россия"

– Судя по "послужному списку" Вы полностью посвятили себя общественной деятельности. Как Вы к это пришли?
 
— Было время, когда общественная жизнь была мне совершенно неинтересна, — рассказывает Юлия Владимировна. — Меня совершенно не волновало, как живут другие люди. Кроме себя и своей семьи, меня ничего не интересовало — наверное, как и большинство обывателей.

Все изменилось 11 лет назад, когда я родила второго ребенка. Ребенок родился с  тяжелейшими заболеваниями — порок сердца, синдром Дауна и врожденное увечье левой руки. Естественно, мне сразу предложили от него отказаться. В ход пошли уговоры, убеждения, психологическое давление, как это часто бывает в роддомах. Но, конечно, я не смогла этого сделать, и даже не думала об этом. Сейчас, слава Богу, ему сейчас уже одиннадцать лет и у нас все хорошо.

Но за прошедшие одиннадцать лет я  совершенно изменилась. Во время родов я пережила клиническую смерть, и это полностью перевернуло мои жизненные ценности. Я словно очнулась, осознала, что что-то делаю не так в этой жизни. Я вдруг поняла, что есть еще и другая жизнь, где придется дать ответ за то, как ты прожил эту. Что жить надо для того, чтобы делать  добро другим людям, что эгоизм разрушает, это самая разрушительная сила на земле.

Конечно, я прошла очень тяжелый путь. После клинической смерти мне перелили не ту подгруппу крови, у меня начались серьезные проблемы с почками, увеличение веса, паралич ног. Я очень сложно выходила из этой ситуации. Ребенок в первый год был совершенно  нежизнеспособный, он фактически умирал.  Ну и в семейной жизни начались проблемы. По статистике, из семей с детьми-инвалидами  семьдесят пять процентов мужчин уходят в первые же месяцы.

В одночасье я из успешной, счастливой женщины превратилась в мать ребенка-инвалида, человека второго сорта в глазах окружающих. Я приходила в поликлинику и могла услышать: "Не трогай мальчика — у него синдром Дауна, отойди от него"  или брошенное мне вслед: "Понарожают от алкоголиков, а потом садятся нам на шею". Это было и больно, и горько, и несправедливо.

Но, попав в эту ситуацию, я вдруг увидела, что таких, как я — огромное количество.  Я увидела массу людей, которые живут с таким горем, которое, кажется, и выдержать невозможно. У кого-то это одиночество, у кого-то болезнь, старость, у кого-то ребенок наркозависимый. Раньше я их не видела, старалась не замечать. Я всегда считала, что если с тобой что-то случилось, то ты сам виноват. Оказалось, это совсем не так.

В то время я как-то прочитала очень интересную фразу Джона Кеннеди: "Не переживай о том, что государство может сделать для тебя, а переживай о том, что ты можешь сделать для государства". А я тогда как раз очень переживала о том, что государство для меня должно делать — все требовала пособий, лекарств, внимания. И вот эта фраза как-то изменила мое мировосприятие —  я поняла, что должна выжить, могу выжить и могу еще помочь другим.

Именно тогда и начала создаваться наша общественная организация. Сначала это было просто небольшая группа родителей, которые поддерживали друг друга, делились опытом, наши координаты передавали из рук в руки. Люди — отчаявшиеся, униженные - приходили за помощью или советом и оставались с нами. Потом появилась линия доверия, она успешно работает уже семь лет.  Ведь по большому счету многим нужно, чтобы его просто выслушали, поняли, относились к ним как к людям, а не как к какому-то асоциальному классу.

Со временем нас становилось все больше, мы стали проводить встречи, вечера, работать с органами власти. И я поняла, что нужно какое-то формирование, структурирование, то есть пора регистрировать общественную организацию.

На данном этапе у нас уже сложился целый альянс общественных организаций по Северо-Западу. Их всего семь – в Великом Новгороде, Пскове, Карелии, Архангельске, Ленинградской области  и в Петербурге. Сфера нашей деятельности довольно обширна — помощь инвалидам детства и их родителям, работа с пожилыми людьми, профилактика негативных явлений среди молодежи, реабилитация алко- и нарко- зависимых людей, помощь кризисным семьям, многодетным семьям, работой в тюрьмах.


— Почему решили поучаствовать в праймериз?

— Потому что есть много вопросов, которые силами общественной организации не решить. А решать их необходимо. В частности, за годы работы я поняла, что залогом успеха являются три фактора: работа с законодательством, работа с менталитетом и волонтерская деятельность.

Вопрос законодательства – самый сложный. Мы постоянно сталкиваемся с тем, что наши законы либо устарели, либо они недостаточно хорошо продуманны. Взять, например, этот пресловутый 48-й закон, который обязывает мать ребенка-инвалида отчитываться перед государством  за каждую потраченную копейку. Государство почему-то очень хочет знать -  кусок булки, купленный на пособие, мама отдала ребенку или сама съела.  Это нелепо и унизительно.  Мы несколько лет пытались привлечь внимание власти к этому факту. Проводили акции, митинги, писали письма. Сейчас закон лежит на столе у президента и он обещал, что вопрос обязательно будет рассмотрен.

Я считаю, необходимо сражаться за то, чтобы матерям детей-инвалидов присваивался статус "матери-сиделки" и платилась за это соответствующая зарплата. Не надо отдавать детей в интернаты, отбирать их у матерей, надо создавать условия, чтобы дети могли жить в семье.  Подумайте, какая страшная статистика — в интернате на содержание ребенка выделяется 20 тысяч рублей в месяц, и при этом  9 из 10 детей с синдромом Дауна умирают в течение первого года жизни в интернате. У меня ребенок не только с синдромом Дауна, но и с тяжелым пороком сердца, и ему уже 11 лет, он любим и счастлив. Хотя мне государство платит всего 4 400 рублей в месяц. То есть, этот вопрос решается даже не деньгами, а всего лишь изменением закона.

Или другой пример – мы ведем активную работу в тюрьме "Металлострой". Это самая большая тюрьма в Европе и 70 процентов сидящих там – молодежь, люди до 30-ти лет. Мы проводим там занятия, помогаем и словом, и делом. Но самый болезненный вопрос для этих ребят – это адаптация после освобождения.  Представляете, какая ситуация – из одного только "Металлостроя" 700 человек в год выходит на свободу. Они переступают порог, имея в кармане около тысячи рублей. И вот с этим они должны как-то начинать свою жизнь сначала. Неудивительно, что у многие через месяц-полтора снова оказываются в тюрьме. Ведь человеку надо где-то  и на что-то жить, а как это сделать он не знает  – и заканчивается все ограблением первого попавшегося ларька.

Мы неоднократно обсуждали этот вопрос с руководством тюрьмы и пришли к общему мнению, что если бы эти ребята поступали сначала в какое-то адаптационное учреждение, где им помогли бы с жильем на первое время, с работой, они могли бы "отдышаться", разобраться в ситуации, не торопясь, взвешенно решить, как им жить дальше. Но такой проект общественная организация "не потянет" — это нужно решать на городском или даже федеральном уровне.    

Еще один вопрос, который надо решать "наверху" — изменение менталитета людей. Если не работать с менталитетом, мы даже сменой законодательства мало что изменим. Смена менталитета. Необходимо менять отношение людей к тем же детям-инвалидам, пожилым людям. Для этого необходимо какое-то изменение в информационном поле – это могут быть телевизионные передачи, статьи, социальная реклама.  Люди должны понимать, что дети-инвалиды такие же полноценные личности, как и здоровые дети. Что пожилых людей нельзя выбросить из общества. В конечном счете, никто из нас не застрахован от болезни или старости. И чтобы потом помогли тебе – помоги сейчас сам, тому, кто нуждается в помощи.

Также необходима программа по повышению популярности волонтерства. Волонтерство как массовое явление может решить многие проблемы - ведь если к беспомощному пожилому человеку или инвалиду хотя бы один-два раза в неделю будут приходить молодые помощники, чтобы купить продуктов или вывезти его на прогулку, жить такому человеку будет гораздо легче. Чтобы волонтерство получило широкое распространение, оно должно стать "модным" среди молодежи, и для этого тоже необходима государственная или городская программа.

У нас много и других предложений, которые были озвучены мною на праймериз. И я очень рада, что у меня была такая возможность. Неважно — выберут меня в Госдуму или нет, я в любом случае буду заниматься своей работой.   Но возможность быть услышанной для меня очень важна и я очень благодарна за этот шанс, который мне дал Народный фронт.  Никто другой мне ничего подобного не предлагал.

Я выступала на семи площадках, на каждой из которых, меня слушали по 400 человек. В одиночку я бы такую аудиторию не собрала. Люди слушали, вникали в наши проблемы, задавали вопросы. И, я надеюсь, что сказанное мною, нашло отклик в чьем-то сердце, кто-то задумается об этом, родятся новые идеи. Быть может, пройдет время, и вне зависимости от того, выберут меня или нет, наши предложения будут реализованы. А это для меня гораздо важнее, чем депутатский мандат.

Ведь наша жизнь меняется не правительством, а нами самими. Не надо ждать, что кто-то придет и все сделает.  Самое страшное – это безразличие. Можно жаловаться, рассказывать, как у нас все плохо, как ничего не получится.  И тогда, действительно, ничего не получится. Я из своего опыта знаю, что если хотя бы один человек займется решением какой-то проблемы, поверит, что это возможно, рано или  поздно, она решится.

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»