Общество / 8 июня 2012

Пи-пи-пи-шите дальше?!

Любопытный материал появился на сайте www.argumenti.ru, Мы посчитали, что он будет интересен нашим читателям. Правдолюбов и правдорубов в России не жаловали никогда. И посылали, в зависимости от эпохи поисков истины, то на каторгу, то на виселицу, то в далекий сибирский Тайшет. Сегодня времена изменились. Однако послать могут так, что даже приблизительно нельзя предположить, насколько затянется это неожиданное эпистолярное «путешествие» по кабинетам чиновников или представителей закона. И каким именно будет конец таких порой многолетних мытарств.

 


Продолжая разговор

 

 

Любопытный материал появился на сайте www.argumenti.ru, Мы посчитали, что он будет интересен нашим читателям.

 

Декларировать главенство Закона - вовсе не значит отстаивать неукоснительное его соблюдение

 

Правдолюбов и правдорубов в России не жаловали никогда. И посылали, в зависимости от эпохи поисков истины, то на каторгу, то на виселицу, то в далекий сибирский Тайшет. Сегодня времена изменились. Однако послать могут так, что даже приблизительно нельзя предположить, насколько затянется это неожиданное эпистолярное «путешествие» по кабинетам чиновников или представителей закона. И каким именно будет конец таких порой многолетних мытарств.

Статья – есть, желания – нет?

 

К теме правдоисканий питерских дольщиков ЗАО «Строительный трест» СМИ, в том числе «Аргументы недели», «Трибуна», «МК в Питере» «Российская газета Северо-Запад» в течение последних нескольких лет возвращались постоянно. И с таким же завидным упорством публично пытались обратить внимание российских силовых структур и властей Санкт-Петербурга не только на вопиющие нарушения этим застройщиком всех мыслимых СНИПов при проектировании, строительстве и вводе в эксплуатацию жилого массива «Коломяжский», рассчитанного на проживание почти 3700 человек и включающего около  22 тысяч метров коммерческой недвижимости.  Автор этих строк и сегодня готова подписаться под каждым словом расследований «Долевой капкан» – 5 ноября 2009 г., «Мертвая хватка застройщика» - 12 мая  2011 г., «Новые крепостные» - 8 февраля 2012 г. Но и на откровенно противоправные действия его руководителей - господ Евгения Резвова и Беслана Берсирова. В ряду которых подделка Градостроительного плана, прямой обман дольщиков и инвесторов при строительстве жилья и сдаче в эксплуатацию коммерческой недвижимости, продажа земли общего пользования и т.д. и т.п.

 

И естественно, каждая из перечисленных выше публикаций в порядке ст. ст. 38, 39 ФЗ «О СМИ» сопровождалась официальными редакционными запросами по обнародованным фактам в соответствующие государственные структуры. В том числе – в Генпрокуратуру и Следственный комитет России. Которые, в соответствии с требованиями п.3 ч.1 ст. 140 УПК РФ, узнав «о совершенном или готовящемся преступлении…(полученном) из иных источников», во исполнение ч.2 ст. 144 УПК РФ,  «по сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации», обязаны провести по ним проверку или дать распоряжение о проведении последней органам дознания или следователю Следственного комитета.

 

В реальности же за месяцы, якобы, напряженной работы надзорного органа Санкт-Петербурга редакция не услышали даже простого ответа на простой вопрос: какой именно документ тогдашний прокурор Приморского района Санкт-Петербурга А. Федоров, якобы обнаружил, и ссылался на него в отчетах прокурору города, главному федеральному инспектору по Санкт-Петербургу и депутату городского Законодательного собрания Северной столицы, как на протокол общего собрания членов ТСЖ «Коломяжский 15» от 15 марта 2010 года? Если в один из питерских судов в это же время сам господин Берсиров, якобы, избранный на этом собрании председателем ТСЖ, предоставил официальную справку о том, что никаких общих собраний членов указанного товарищества в этот период не было?

 

Вместо этого прокуратура Санкт-Петербурга  облагодетельствовала и автора и редакцию откровенной отповедью за подписью и.о. начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики и охраны природы юриста 1 класса О. Пелевиной. Которая разъяснила что, оказывается, «в соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов». А поскольку расследование «Мертвая хватка застройщика», полностью посвященное тому, как руководство «Строительного треста» с молчаливого согласия питерских властей, при откровенном попустительстве самой же прокуратуры Санкт-Петербурга и столь же неприкрытом манипулировании законом отдельными судьями питерских судов много лет, не стесняясь, пинает этот самый Закон, как ему вздумается, оказывается, по мнению госпожи Пелевиной, «не содержит конкретных фактов нарушения закона и сведений, указывающих на коррупционные связи органов государственной и судебной власти», следовательно, резюмирует юрист 1 класса, оно «не может быть рассмотрено по существу».

 

Глухая стена

Автор расследования подобному ответу удивилась и решила выяснить, как именно в таком случае борются наши следственные, надзорные и правоохранительные органы, которые, как утверждает госпожа Пелевина, только и ждут, чтобы ринуться в бой по заявлению, содержащему «сведения о нарушении законов» и конкретные факты «нарушения закона и сведений, указывающих на коррупционные связи органов государственной и судебной власти», с прямыми нарушениями закона..

 

И начнем с того, что 25 января с.г. представители инициативных групп собственников жилых и нежилых помещений по проспекту Коломяжский, 15 корп. 2 в Санкт-Петербурге С. Скляр и Е. Таранов направили заявление о преступлении на имя председателя  Следственного комитета РФ А. Бастрыкина, Генпрокурора РФ Ю. Чайки, министра внутренних дел России Р. Нургалиева и в аппарат Правительства РФ. А еще четыре экземпляра – в ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу, прокуратуру города, ГУ МВД РФ по СПб и Ленинградской области и на имя вице-губернатора Северной столицы И. Метельского.

 

Зачем стучались люди в столь высокие чиновничьи кабинеты? Затем, чтобы рассказать, «что стали жертвами мошеннической схемы, реализуемой руководством застройщика – ЗАО «Строительный трест» в тесном взаимодействии с органами исполнительной власти Санкт-Петербурга». «…Что на всех этапах строительства многоквартирного дома, в том числе при проведении государственной экспертизы проектной документации, выдаче разрешений на строительство, осуществлении строительного надзора и ввода объекта в эксплуатацию, при содействии должностных лиц службы строительного надзора Санкт-Петербурга были допущены вопиющие нарушения градостроительного, жилищного и земельного законодательства».

 

Когда отдел экспертиз Госстройнадзора города почему-то утверждает проект по количеству инфраструктуры (в сторону усыхания) изначально не «пролезавший» ни в какие СНИПы. А затем, начисто потеряв профессиональный нюх и закрыв глаза на все градостроительные нормы, без страха и упрека выдает положительное экспертное  заключение на проект секций АБВГ и НП, в котором вопрос по парковочным местам для жильцов - около двух тысяч человек – не рассматривался вообще. И в котором нет даже упоминания ни восьми, ни о двух тысячах квадратных метров нежилых помещений, которые запроектированы и строятся без расчета на их нужды парковочных мест, контейнерных площадок и прочей инфраструктуры! Что касается третьей очереди строительства, включавшей в себя около 600 квартир (т.е. в среднем рассчитанной на 1800 человек) и семь тысяч метров нежилых помещений, служба Госстройнадзора вроде как очнулась. И  выдала отрицательное заключение на проект, предусматривающий для нужд жильцов только создание стоянки на 48 машино-мест и еще около 15 парковочных мест, разбросанных по придомовой территории. А для семи тысяч метров нежилых помещений – ни одного!Принципиальности в соблюдении градостроительных норм и правил ведомству Орта, много лет бессменно возглавляющего Службу строительного надзора и  экспертиз, хватило на год. Потому что через год проект в своем прежнем виде прошел государственную экспертизу уже на «ура».

 

  Когда земельный участок, на котором ведется квартальная застройка, который по Жилищному кодексу определяется как общедолевая собственность, и включает в себя дом, землю под ним и прилегающую к нему территорию, где должны находиться объекты инфраструктуры, необходимые для нормальной жизни всех жильцов дома, по заявке «Строительного треста», не  только без согласия жильцов, но даже без их ведома, проходит изменения в кадастровом учете, дробится. Что абсолютно невозможно без участия Комитетов по строительству и земельным ресурсам и землеустройству Санкт-Петербурга. Поскольку именно последний и провел и изменения в кадастром учете, и  дробление земельного участка в соответствии с пожеланиями руководства «Строительного треста». А сделано это было для того, чтобы передать украденную у жильцов общедолевую собственность в собственность застройщика. Чтобы на ней, в разрез с Градостроительным планом, появились капитальные объекты – многоярусные автостоянки и парковки, которые тоже регистрируются в собственность «Строительного треста»  и распродаются третьим лицам по цене почти как однокомнатная квартира – по миллиону триста тысяч рублей за «штучку». Для чего застройщик идет уже на прямое нарушение закона – подделку и подлог  Градостроительного плана. И т.д. и т.п.

 

Т.е, усилиями руководства «Строительного треста», при непосредственном участии Строительного комитета, Госстройнадзора Санкт-Петербурга и прокуратуры Приморского района, в лице заместителя прокурора, Т. Судаковой, хронически прикрывавшей все эти художества утверждением, что с точки зрения закона на объекте «Коломяжский» у застройщика – полный порядок, количество объектов инфраструктуры, которое уже изначально было меньше нормативного, успешно сводится практически к нулю: 21 место для временного хранения транспорта жильцов и ноль мест для посетителей торговых центров. А происходит это исключительно по причине того, что «Строительный трест» при попустительстве Строительного комитета и Госстройнадзора стал успешно продавать стоянки и парковки, построенные на земле общего пользования, но оформленные в собственность застройщика.  А прокуратура Приморского района, извратив реальное положение дел с регистрацией общедолевой собственности, о чем жильцы писали еще до окончания строительства, беззастенчиво прикрыла откровенный факт мошенничества с землей признанием его абсолютной законности. А Служба строительного надзора и экспертиз, не смотря на несоответствие Градплану, выдавала застройщику положительные заключения на успешный ввод жилого массива в целом в эксплуатацию. Так около четырех тысяч жильцов квартир получают 21 машино-место, рассеянные по придомовой территории, а собственники практически 22 тысяч метров нежилой недвижимости вполне аппетитный кукиш – ни одной парковки для посетителей и работников!

 

И начнем со Следственного комитета РФ, поскольку именно на него питерские правдоискатели и правдорубы возлагали больше всего надежд. Точнее, на его руководителя - председателя СК РФ А. Бастрыкина. Которому на личном приеме 1 ноября 2011 года дольщики «Строительного треста» прямо в руки вручили три самостоятельных петиции о художествах данного застройщика и его руководителей. И, окрыленные, принялись ждать встречных проверок, запросов документов и, конечно, законных процессуальных действий в отношении не только господ Резвова и Берсирова, но и Службы государственного надзора и экспертиз и Строительного комитета Санкт-Петербурга, под крышей которых наши господа-строители чувствуют себя вольготно и абсолютно неуязвимо.

 

И даже вскоре получили ответ: «обращение… зарегистрировано 7.11.2011 г.» в центральном аппарате Следственного комитета РФ и направлено «для организации рассмотрения в установленном порядке» и взято под личный контроль председателем СК. Что такое этот самый «установленный порядок» людям оставалось только догадываться. Поскольку дальше последовало долгое и глухое молчание.

 

А вскоре в руках дольщиков оказались два весьма занимательных документа: и оригинальный Градостроительный план жилого массива «Коломяжский» и подделка, которую руководство «Строительного треста» предоставило в прокуратуру Приморского района  госпоже Судаковой. Которая, не озаботившись сверить представленный документ с оригиналом, фактически узаконила фальшивку.  Так родилось заявление от 25 января 2012 года, «в котором собственники просили провести полную, объективную и всестороннюю проверку изложенных фактов, истребовать необходимые документы и вынести мотивированное процессуальное решение в порядке ст. 145 УПК РФ, поскольку полагают что, в действиях руководства ЗАО «Строительный трест» усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ «мошенничество», а в действиях должностных лиц отдельных Комитетов Правительства Санкт-Петербурга – признаки преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ «превышение должностных полномочий». Попутно направив свой крик души в ГСУ СК по СПб. 

 

Следом, в надежде, что все эти материалы, по простой человеческой логике,  будут объединены в один и тщательно проверены, летит еще одно обращение с Заключениями независимых экспертов, подготовленными в разные годы, которые официально подтверждают выводы дольщиков: проектирование, строительство и ввод их дома в эксплуатацию проводились с вопиющими нарушениями!

 

И что же наши хваленые следователи, судя по бодрым рапортам и сериалам, борющиеся с гидрой коррупции денно и нощно, без выходных и проходных? Как выясняется, обращение от 25 января ведомство Бастрыкина быстренько скидывает в Генеральную прокуратуру РФ: вот, мол, вам, заклятые друзья, новую головную боль – наслаждайтесь! И забывает и о заявителях, и о «Строительном тресте», на который те жаловались, и о тысячах дольщиков, которых этот самый трест обобрал почти до последней рубашки.

 

Генпрокуратура, по накатанной дорожке, как и обращение, полученное на имя Чайки, спускает «подарок» от Бастрыкина в городскую прокуратуру Санкт-Петербурга. А там уже, оказывается, находится и обращение дольщиков, направленное ими в ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу, и заявление, адресованное  представителями  инициативных групп непосредственно в прокуратуру города.

 

Причем заместитель руководителя ГСУ по Санкт-Петербургу полковник юстиции М. Парастаева, по традиции спихивая очередное обращение  дольщиков «Коломяжского» с настойчивой просьбой все-таки разобраться в проблеме и ответить заявителям по существу заместителю прокурора Санкт-Петербурга Ф. Кехнопуло, пишет: «В случае установления  в действиях должностных лиц Правительства г. Санкт-Петербурга признаков какого-либо преступления, прошу Вас направить соответствующие материалы в Главное следственное управление Следственного комитета РФ по г. Санкт-Петербургу  для организации проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ».

 

Но весь прикол-то, как говорится, как раз в том и состоит, что проверка фактов нарушений закона должностными лицами любого ранга – это самая что ни на есть прямая обязанность самого Следственного комитета! И как в этом случае расценивать такой ответ, если не как рядовую отписку далеко не рядового сотрудника Следственного комитетадалеко не рядового расценивать такой ответ, если не как рядовую отписку?- ов нарушений закона должностными лицами любого ранга ?!

 

Вы нам - про Ерему, мы вам - про Фому…

И вот тут с заявлением о преступлении должностных лиц правительства СПб, Госстройнадзора  города и их особых отношениях с руководством «Строительного треста» начинают происходить странные, но весьма красноречивые метаморфозы. А в качестве автора этих удивительных превращений выступил, ни много ни мало,  сам начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции городской прокуратуры советник юстиции А. Кузин. От него дольщики  Коломяжского, 15, и узнали, что их заявления, поступившие в прокуратуру города 13.01.2012 и «25. 01. 2012 г. с моего приема, рассмотрены. Сообщаю, что ранее прокуратурой Приморского района и прокуратурой города неоднократно проводились проверки по вашим обращениям о возможных нарушениях законодательства, допущенных при разделе участка, на котором было осуществлено строительство дома… В ходе проведенных проверок нарушений порядка отчуждения земельных участков не установлено…»

 

Последнее утверждение – тема для отдельного разговора. Потому что не увидеть нарушения земельного законодательства по Коломяжскому,15 может только ну оч-чень слепой прокурор. Однако фокус-то как раз в том, что заявление от 25.01.2012 г., как мы помним, касалось отнюдь не земельного вопроса.   И тот факт, как непринужденно советник юстиции «пристегнул» заявление о преступлении должностных лиц правительства Санкт-Петербурга, о чем дольщики вообще-то заговорили впервые, к неким старым «отработанным» материалам об установке застройщиком лифов, не соответствующих требованиям проекта, говорит только об одном: заявление нужно было слить. И его слили, даже не слишком заботясь о «соблюдении этикета».

Хотя и сам по себе этот эпистолярный продукт прокурорского чиновника стоит того, чтобы остановиться на нем подробней. В свободном изложении это произведение выглядит следующим образом: вы что-то там писали в мае 2010-го о нарушениях при установке лифтов в доме? Так в июне 2011-го мы вернули отказной материал в возбуждении уголовного дела на дополнительную проверку тому же оперуполномоченному Волкову. Который, правда, сегодня уволен из органов внутренних дел, так что в 2012-м привлечь за волокиту нам, извините, некого.  А еще в том же мае 2010-го вы там что-то там писали о противоправных действиях Берсирова при передаче им жилого дома в управление Управляющей компании «Уютный дом» (опять же – дочерней структуре того же «Строительного треста» – авт.)? Так материал этой проверки и вовсе давно утерян,  принимаются меры по его восстановлению. Вы утверждаете, что для подачи иска в суд Резвов фактически «нарисовал» договора долевого строительства (речь шла о притворной сделке – авт.)? Ну, так не вы же собственники помещений! А раз ваши личные права не нарушены, вам что – больше всех надо?! Пусть приходят сами собственники! А не нравится мой ответ, - идите-ка вы к вышестоящему прокурору или в суд (похоже, любимый маршрут всех питерских прокуроров –авт.)! Лишь бы подальше и надольше?!

 

Выходит, если следовать рекомендациям господина Кузина, когда на ваших глазах вдруг станут кого-то насиловать, не заморачивайтесь – проходите мимо. Не с вами же это, в конце концов, происходит!

 

Как хорошо быть почтальоном!

Тем временем, пока господин Кузин ваял отказную отписку на заявление дольщиков в горпрокуратуру, его коллеги по цеху сильно напрягаться по поводу того, куда пристроить обращение, пересланное им из Генеральной прокуратуры не стали, а просто взяли и отфутболили его на имя вице-губернатора Санкт-Петербурга И. Метельского. Который, что понятно даже человеку далекому от юриспруденции, просто не уполномочен принимать никакие процессуальные решения в рамках статей  УПК РФ.

 

 В аппарате же господина Метельского, видимо, беря пример с надзорного органа, таким вопросом и вовсе задаваться не стали. И… направили заявление прямехенько в  Строительный комитет и Комитет по градостроительству и архитектуре, который никакого отношения к Госстройнадзору не имеет.

Узнав об этом, заявители кинулись в суд обжаловать действия городских прокуроров. И от суда узнали, что, оказывается, и господин Метельский обладает надзорными функциями за структурами, которые курирует в силу своих должностных обязанностей. Правда, в административной, а не уголовной  плоскости.

 

А вскоре случилось практически невозможное: питерская прокуратура, припертая к стенке тем обстоятельством, что настырные дольщики самолично приложили к заявлению 25.01.2012 и предоставили пред ее нелюбопытные очи и оригинальный Градплан,  и подделку, подсунутую руководством «Строительного треста» заместителю прокурора Приморского района Т. Судаковой, которая то ли по наивности, то ли по другим причинам без проверки приняла липу за чистую монету, устанавливает и констатирует факт несоответствия размещения двухуровневой парковки Градостроительному плану. При том что случилось это не после того, как письмо дольщиков вместе с приложением оказалось в прокуратуре города. А лишь тогда, когда там же оказалось обращение дольщиков, которое было переслано из самого Аппарата правительства. Видимо, припертая к стенке именно этим документом, питерская прокуратура, скрепя душой, вынуждена была признать «факт несоответствия». Но только факт и не более того. Что, похоже, для прокуратуры Санкт-Петербурга само по себе – аттракцион невиданной смелости!

 

Потому что даже простая констатация данного факта означает незаконность рождения двух основополагающих для любого застройщика  документов: разрешения на строительство и разрешение на ввод в эксплуатацию.  После чего именно надзорный орган, в рамках ст. 37 УПК РФ, обязан провести проверку по данному факту и вынести процессуальное решение. Т.е. – выдать Постановление либо о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в возбуждении уголовного дела, либо о передаче материала по подследственности.

 

Вместо этого прокуратура Санкт-Петербурга вдруг, не направляя материалы проверки в ГСУ СК, как об этом просила та же Парастаева, почему-то затевает футбол с милицией-полицией, которая всегда умела «замылить» ситуацию и поручает проведение проверки по данному факту в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ УМВД по Приморскому району…

 

Ну не «око государево» по надзору за исполнением его величества Закона, а чистый тебе почтамт по пересылке корреспонденции туда-сюда-обратно! 

 

Что бы сделать, чтоб ничего не делать?!

Надо ли говорить, что пока прокуратура устанавливала нарушения Градплана, дольщики Коломяжского пытались через суд все-таки заставить ГСУ СК Санкт-Петербурга работать. И когда получили ответ прокураты об установленном факте нарушения Градплана, окрыленные, тут же кинулись писать заявление на имя руководителя ГУС СК РФ по Санкт-Петербургу  А. Лавренко: то, чего вы хотели случилось - факт установлен,  работайте!

 

Ответ на это заявлении за подписью руководителя второго отдела  процессуального контроля управления процессуального контроля ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу (язык бы не сломать!) подполковника юстиции Е. Ивановой, стал для заявителей ушатом холодной воды. И лучшей иллюстрацией того, на что способен чиновник в стремлении ничего не делать Именно из под пера сей уважаемой дамыпоявились эпистолярные перлы, которые на общепринятый язык можно перевести следующим образом: вы уже достали своими аналогичными по смыслу заявлениями, которые мы «по поднадзорности» вся равно регулярно спихиваем в прокуратору Санкт-Петербурга.  Вот если бы она нашла какие-нибудь нарушения в деятельности «должностных лиц Правительства Санкт-Петербурга» - тут уж мы бы развернулись! Правда, придется признать, что прокуратура установила- таки факт, что «размещение открытой автостоянки у д. 15, к. 2 по Коломяжскому пр. в г. Санкт-Петербурге не соответствовало ранее утвержденному градостроительному плану». Но проведение проверки по данному факту в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ (ура, ура!) было поручено не нам, а УМВД по Приморскому району. При этом (оказывается) «прокуратурой г. Санкт-Петербурга не было установлено достаточных данных, свидетельствующих о совершении должностными лицами Правительства г. Санкт-Петербурга какого-либо преступления».   А все ваши просьбы возбудить уголовное дело, расследовать его досконально и ваше мнение о совершении тем или иным лицом уголовного преступления для нас – не указ, чтобы проверять его в порядке статей144-145 УПК РФ. Короче говоря, идите в сад!

 

Выходит, для одного из руководителей питерского ГСУ СК и подполковника юстиции появление во дворе жилого дома незаконно построенного и введенного в эксплуатацию капитального объекта – так, детские шалости. Хотя в реальности это означает, как уже говорилось выше,  незаконность рождения двух основополагающих для любого застройщика  документов: разрешения на строительство и разрешение на ввод в эксплуатацию. Что могло произойти только в двух случаях: путем умышленной подмены основополагающих документов, либо абсолютно халатного отношения чиновника к своим должностным обязанностям.  А это уже, извините, преступление, именуемое превышением должностных полномочий. И не понимать того, что речь в данном случае идет вовсе не о парковках, а о противозаконных деяниях чиновников городского правительства, тем более, умалять значение этих деяний в данной конкретной ситуации, для сотрудника органов СК просто недопустимо.

 

Потому как по Закону, за соблюдением которого должна надзирать прокуратура, это – прямой повод не только признать незаконными и действия службы Госстройнадзора по выдаче разрешения на строительство, и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, но и настоятельная необходимость оценить действия самого застройщика, от которых явственно попахивает откровенным мошенничеством. А прямая обязанность следственного комитета – дать законную оценку действиям должностных лиц, чьими усилиями такие отступления он норм Закона стали возможны. 

 

Заодно – и повод задуматься о квалификации чиновника от юстиции, не видящего при указанных обстоятельствах повода ни для проверки действий этих самых должностных лиц, ни для дополнительной проверки материалов в свете новых официально установленных фактов.

 

А вы говорите - Закон! Плевать, как видим, госпоже Ивановой и на него, и на свои обязанности за надзору за его исполнением!

 

А что же заявление, лично врученное дольщиками Коломяжского господину Бастрыкину?

 

Из заявления Е. Таранова председателю СК РФ А. Бастрыкину , 28 февраля 2012 г.: «В ходе личного приема проведенного Вами 07.11.2012 года в городе Санкт-Петербурге, были приняты обращения собственников жилых и нежилых помещений многоквартирного дома по адресу: Санкт-Петербург, Коломяжский пр., д.15, корп.2. о незаконных действиях руководителей ЗАО «Строительный трест» и УК «Уютный дом». Указанные заявления были зарегистрированы за №ГРСК-56179-11, № ГРСК-56083-11, взяты Вами под личный контроль и направлены руководителю Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Санкт-Петербургу, которому поручено лично контролировать ход проверки и информировать о её результатах.

 

До настоящего времени заявители не имеют никакой информации о ходе рассмотрения заявлений, за исключением сведений о передаче материалов в следственный отдел Приморского района Санкт-Петербурга.

 

При этом, во всех заявлениях акцентировалось внимание на то обстоятельство, что рассмотрение всех предыдущих заявлений собственников тормозится и блокируется на местном уровне, в связи с чем заявители были вынуждены обращаться лично к Вам».

 

И что же уважаемый Александр Иванович? Да ничего нового: даже это обращение дольщиков, касающееся бездействия именно сотрудников Следственного комитета при рассмотрении заявлений представителей инициативных групп Коломяжского, 15, мгновенно на автомате спихивается все в ту же Генпрокуратуру.  Выходит, сегодня о работе подчиненных Бастрыкина нужно узнавать у сотрудников Чайки?!

 

…3 мая 2012 г. Из повторного заявления гражданина Л.Эгеля на имя руководителя СО по Приморскому району ГСУ СК по Санкт-Петербургу. «В связи с тем, что до настоящего времени мне не сообщено о результатах проверки (по заявлению лично принятому Бастрыкиным – ред.), прошу: сообщить о результатах проверки по моему заявлению, выслать копии процессуальных документов, принятых по итогам проверки материала по моему заявлению, разрешить ознакомиться с материалами проверки по моему заявлению».

 

…5 мая 2012 г. Из очередного  заявления гражданина Е. Таранова на имя председателя СК РФ А. Бастрыкина: «В настоящее время заявители не имеют не только ответов о принятых решениях, но и какие подразделения Следственного Комитета занимаются разрешением материалов. С учетом изложенного, прошу повторноуведомить нас о местонахождении заявлений и обязать должностных лиц СК России направить в наш адрес копии процессуальных документов о принятых мерах. Обращаю Ваше внимание, что взятые Вами под личный контроль заявления систематически безответно пропадают в недрах возглавляемого Вами Следственного Комитета».

 

Не менее красноречиво о сегодняшних методах Следственного комитета России говорит и еще один факт.Одновременно с обращениями в перечисленные выше государственные структуры, в поисках правды и справедливости дольщики Коломяжского, 15  обратились и в Правительство РФ.  Первое их заявление из Аппарата Правительства было направлено в Генеральную прокуратуру. Тогда люди снова обращаются на имя тогдашнего премьера В. Путина с просьбой поручить расследование их дела именно Следственному комитету, поскольку в низовых структурах прокуратуры его всякий раз пытаются закрыть под любым предлогом. Как ни странно, в Аппарате правительства их голос услышали: очередное обращение ушло именно в СК РФ. А вот дальше – чистое дежавю: СК, проигнорировав мнение Аппарата Правительства, быстренько спихивает обращение в Генпрокуратуру, та – дальше по избитому маршруту. И…полный мертвый штиль! Выходит, в нежелании что-нибудь делать подчиненные господина главного следователя готовы даже отмахнуться от самого Правительства! А тут мы – простые смертные со своими генпланами и парковками!

 

Из чего, извините, напрашивается только один вывод: хоть ты в Аппарат правительства пиши, самому Бастрыкину жалобу вручай, хоть следователю Пупкину из заштатного Задрыпинска, при существующей системе  отношений  власть-гражданин результат будет один и тот же: а идите-ка вы со своими проблемами!

 

 Если повезет, возможно, случайно узнаете из очередной отписки очередного чиновника, что этот ваш крик души перечеркнет нежеланием заниматься им по существу какой-нибудь очередной следователь какого-нибудь районного СК. Как и случилось в истории с обращением Скляр и Таранова от 25.01.2012 г. Которые в апреле 2012 года, так и не получив официального ответа из Следственного комитета, случайно узнали из очередной традиционной отписки известной нам госпожи Ивановой, что расследование по их обращению лично к Бастрыкину благополучно приказало долго жить еще 20 декабря 2011 г. усилиями следователя СО по Приморскому району А. Тация.  Тихо так приказало, кулуарно, без публичного озвучания результатов заявителям и обоснования того,  почему именно это стало возможным. Что и сегодня позволяет заинтересованным лицам из прокуратуры и полиции то и дело вворачивать в своих эпистолярные отказные «шедевры» фразы типа … вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое «до настоящего времени не отменено судом или прокуратурой».

 

Хотелось бы спросить у этих господ: как можно отменить то, о существовании чего не имеешь никакого представления?

 

 Вот такая она -  борьба с коррупцией по-российски!  

 

А нам – все равно!

Ну а теперь самое время поговорить о том, на что у нас, в смысле защиты закона и попранных прав граждан, готовы доблестные полицейские из теперь уже бывшего ведомства господина Нургалиева . На имя которого  с Коломяжского, 15 тоже не раз летели,  в том числе и прямые заявления о преступлении.

 

И сделаем это на примере двух доблестных ОБЭПовцев УМВД России по Приморскому району майоров полиции В. Морозова и Д. Федорова, на которых сегодня «завешено» больше всего т.н. КУСПов, касающихся проверки деятельности «Строительного треста» и его первых лиц. И начнем, пожалуй, с господина Федорова, которому как раз и была поручена проверка заявления от 25.01.2012 г., направленного дольщиками на имя Р. Нургалиева. И что же напроверял наш майор Федоров? 

 

Следите за руками: оказывается, получив 5 апреля 2012 г. для проверки многостраничное заявление дольщиков,  старший оперуполномоченный Федоров уже 9 числа того же месяца (т.е. за четыре дня, два из которых попадают на выходные) умудрился во всем разобраться и настрочить нашим праволюбам абсолютно недвусмысленный лаконичный одностраничный ответ: в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении по статье мошенничество отказать! Для чего, не мудрствуя лукаво, просто взял и пристегнул белыми нитками вновь поступившее заявление о преступлении к валявшемуся где-то в недрах ОБЭП по Приморскому району с 2010 года материалу, касавшемуся установки застройщиком лифтов,не соответствующих требованиям проекта. По которому 15 марта сего года уже настрочил отказной  материал. А чтобы хоть как-то соблюсти видимость приличий, окрестил материал по лифтам основным, заявление о преступлении – дополнением к нему и, с благословения начальника подполковника полиции Д. Ларионова, благополучно, списал оба в архив. Путь коряво, но зато весьма оперативно завершив слив неудобного обращения назойливых правдоискателей.

 

Ну а теперь вспомним действия советника юстиции Кузина по аналогичному заявлению и удивимся идентичности мышления питерских полицейских и прокуроров!

 

К тому же, как выясняется, УМВД России по Приморскому району может сегодня гордиться не только умениями старшего оперуполномоченного Федорова, но и особым служебным рвением его коллеги майора полиции В. Морозова. Которому было поручено проверить заявление дольщиков «Коломяжского,15 «по факту возможных противоправных действий со стороны представителей ООО «УК «Уютный дом «Коломяжский». И что же делает сей блюститель закона?

 

Если верить Постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела за его подписью, он в курсе того, что Арбитражный суд Санкт-Петербурга, действительно, признал договор на обслуживание дома УК «Уютный дом» ничтожным,  поскольку она, в нарушение закона, получила право на его  управление в обход общего собрания дольщиков. И что деньги, которые УК начисляла за обслуживание дольщикам, обратившимся с иском в суд, ей пришлось вернуть. И что, тем не менее, имея на руках судебный вердикт, руководство «Уютного дома» продолжает настойчиво выставлять дольщикам счета на основании договора, признанного судом незаключенным.

 

Продолжение статьи...

 

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»