Общество / 26 июня 2012

Просто некуда деться

Голкипер Евгений Корнюхин, с которым петербургский «Зенит» возвращался из первой лиги в высшую 17 лет назад, любил повторять известную футбольную присказку: «Ошибку нападающего может исправить полузащитник, ошибку полузащитника может исправить защитник, ошибку защитника может исправить вратарь, ошибку вратаря не исправит никто». Причины, по которым наша сборная потерпела неудачу на «Евро-2012», идеально укладываются в логику этой присказки.
Просто некуда деться

 

Почему не стоит ругать сборную России за «Евро-2012».

 

Голкипер Евгений Корнюхин, с которым петербургский «Зенит» возвращался из первой лиги в высшую 17 лет назад, любил повторять известную футбольную присказку: «Ошибку нападающего может исправить полузащитник, ошибку полузащитника может исправить защитник, ошибку защитника может исправить вратарь, ошибку вратаря не исправит никто». Причины, по которым наша сборная потерпела неудачу на «Евро-2012»,  идеально укладываются  в логику этой присказки.

 

Могли, но...

 

Те, кто еще до чемпионата или сразу после матча с чехами называл команду Дика Адвокаата самой сильной за всю новейшую историю сборной России, не ошибались. Эта команда была однозначно сильнее той, что блеснула на предыдущем первенстве Старого Света.

 

Зенитовцы, составляющие костяк команды, прошли через горнило двух лигочемпионских турниров. Сборная России с честью вышла из трудной ситуации в своей отборочной группе, что закалило ее характер. Для трех игроков — Аршавина, Павлюченко и Жиркова — благодаря их выступлениям в Англии борьба против звезд европейского футбола стала занятием не примечательным, а монотонным и будничным. Как в булочную за хлебом сходить. Наконец-то сборная получила полноценную, в смысле —  постоянно играющую связку Аршавин — Кержаков. Плюс в основной состав вошел Алан Дзагоев, главное наше открытие на этом турнире.

 

В Польшу реально поехала самая сильная сборная, что была у нас после распада СССР. Прекрасно сыгранная. Уверенная в своих силах. Съевшая вместе не один пуд соли. Самое главное — Аршавин со товарищи находятся еще в том возрасте, когда за 4 прошедших после Австрии и Швейцарии года ребята не состарились, а именно что заматерели.

 

Все, что произошло дальше, — лишь цепь бесконечных совпадений отрицательного свойства.

 

Когда не вышло  у Кержа

 

Один точный удар Кержакова — все равно, полякам или грекам — выводил бы сборную России в четвертьфинал. И тогда все крики о «плохом физическом состоянии команды» и о непрофессионализме Дика Адвокаата сменились бы одами его гениальности. «Посмотрите, — сказали бы эксперты, — как точно он рассчитал силы футболистов, как «придержал» их после резвого старта! Понял, как важно нашей не шибко молодой команде сохранить силы на всю дистанцию!»

 

Увы — Кержаков раз за разом неправильно выставлял прицел. Знающие Александра люди понимали, что вечно так продолжаться не может. Что рано или поздно его обязательно «прорвет». Что Дзагоев все свои голы в групповом турнире уже забил…

 

Кержаков с его энергией, с его отчаянием, с его упорством во втором тайме грекам забил бы обязательно. Его нельзя было заменять еще и потому, что в матчах, когда «не идет», обязательно должен быть на поле мастер, способный создать гол из ничего. Понятно было, что Аршавин, в отличие от Марселя-2008, с этой ролью не справится. Кержаков мог — просто исправление допущенных им ошибок нужно было доверить ему самому. Убрав его с поля, Адвокаат испортил все еще больше.

 

Гражданин товарищ барин

 

За время пребывания Дика Адвокаата в «Зените» не осталось ни одного петербургского спортивного журналиста, не сказавшего или не написавшего про упертость «Маленького Генерала». Но в Польше Дик по этой части превзошел сам себя.

 

 Мало того, что в критический момент он вернулся к своей формуле «Кержаков, возможно, один из лучших нападающих Европы, но ни мне, ни команде он этого не доказал». Так еще и по заведенной им в предыдущих матчах схеме выпустил на поле Павлюченко.  И хваленая ставка на проверенные кадры, подарившая нам Дзагоева, разом перестала быть хваленой. А уж когда Адвокаат в концовке доверился Измайлову, голландца оставалось только пожалеть. Ведь замены никогда не были его сильной стороной.

 

Ошибки тренера, наверное, могла бы еще исправить команда, главным образом — полузащита. Если бы только она физически могла бежать. И она бы бежала, даже в нынешнем  возрасте, даже с проваленной (как полагают некоторые) или неправильно проведенной подготовкой к «Евро». Если бы только гирями на ногах не висел полуторный сезон. Если бы РФС Фурсенко не приспичило переходить на систему «Осень — весна» аккурат перед чемпионатом Европы.

 

Десятилетиями сборные СССР и России, пробиваясь в финальные пульки чемпионатов Европы и мира, имели одно реальное преимущество перед соперниками — свежесть. Начиная чемпионат в марте, футболисты к июню только-только успевали войти во вкус игры на хороших полях. Самая сильная в нашей истории сборная этого преимущества оказалась лишена.

 

И, как один, умрем

 

Наши стояли. С того самого момента, когда неизвестно почему на 2-й добавленной минуте первого тайма остановился Денисов, а затем и Жирков, когда Игнашевич ошибся, а Малафеев не выручил. Потом они стояли еще 45 минут, не зная, что делать. Вместо того, чтобы забыть о тренерских установках и сменить тактику; вместо того, чтобы преодолевать насыщенную оборону греков не только дальними ударами, но и прострелами с флангов на двух гренадеров, Погребняка и Павлюченко, они беспомощно катали мяч по периметру греческой штрафной.

 

Силы физические рано или поздно кончаются у всех. И не только в футболе. В такие минуты человека поднимает и заставляет двигаться вперед сила духа. Иногда (а в Петербурге всегда) ее помогают пробудить трибуны. Мы видели, как в Донецке болельщики гнали вперед Украину и в матче со шведами, и в безнадежные уже минуты матча с англичанами. Наши 30 тысяч в Варшаве — мы это слышали — в последние 30 минут матча позволили себя перекричать малочисленной кучке греков. И после такого — подходить к болельщикам и благодарить? За что?

 

Впрочем, могли бы, наверное, и без болельщиков. На голом патриотизме. Если бы на скамейке было кому такие чувства пробудить, а в команде — кому их поддержать. Но сборная Адвокаата с Аршавиным оказалась полной противоположностью сборной Ярцева с Евсеевым в Португалии в 2004-м. И «ничего, кроме профессионализма» для нашей национальной команды оказалось так же плохо, как «ничего, кроме патриотизма». 

 

Метафизика невезения

 

Самая сильная сборная России оказалась в самых неблагоприятных условиях. А мы ведь еще многого не знаем. Например, почему Аршавин в матче против Польши  повторял одну и ту же ошибку, и, входя в штрафную хозяев, в упор не видел ни Жиркова слева, ни Широкова справа, ни Зырянова чуть позади? Только ли потому, что устал? Почему при счете 1:1 обе сборные вели себя, будто катающие договорняк команды второй российской лиги? Максимум активности вне штрафной и минимум остроты внутри? И почему нам — аккурат перед этим матчем! — за один брошенный на поле файер пригрозили снятием 6 очков, а Хорватию за кучу файеров оштрафовали всего на 25 тысяч евро?

 

Может, в матче Польша — Россия наши футболисты и впрямь чем-то прогневали высшие силы и тем самым предопределили невезение в матче с Грецией. Может, Фурсенко и Адвокаата еще 2 года назад прокляла какая-нибудь бельгийская колдунья-болельщица. Не знаю, по какой причине, но у наших совершенно точно не было помощи свыше.

 

А команда у нас была! Не просто сильная, а сильнющая. Жаль будет с ней расставаться, хотя и придется. Причем вызов в новую сборную польским пораженцам я бы посылал только в ответ на сочинение «Как я понимаю песню  «С чего начинается Родина?»

 

Борислав Михайличенко

Фото: Leonhard Foeger / Reuters с сайта  fototelegraf.ru

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»