Общество / 1 октября 2009

Нечеловеческая похоть

Не проходит и недели, чтобы милицейские сводки и средства массовой информации не принесли очередной новости о том, что петербургские дети становятся жертвами различных сексуальных посягательств. В последние годы число подобного рода преступлений держится примерно на одинаковом уровне, а общество предпочитает стыдливо не замечать существующих проблем, реагируя лишь на самые громкие случаи действий педофилов.
Не проходит и недели, чтобы милицейские сводки и средства массовой информации не принесли очередной новости о том, что петербургские дети становятся жертвами различных сексуальных посягательств. В последние годы число подобного рода преступлений держится примерно на одинаковом уровне, а общество предпочитает стыдливо не замечать существующих проблем, реагируя лишь на самые громкие случаи действий педофилов.

Секс-уголовщина

Самыми громкими процессами последнего времени стали дело Алексея БАДЫГОВА, так называемого «Почтальона», и бывшего боксера Александра КУЗНЕЦОВА. И хотя истории в корне противоположны, обе они вызвали в обществе бурный резонанс, причем не только в Петербурге, но и в России в целом.
Алексей Бадыгов, студент первого курса Гидрометеорологического университета, был задержан в конце января 2008 года, спустя год он был признан судом виновным в четырех эпизодах сексуальных нападений на детей в возрасте до 10 лет, как девочек, так и мальчиков, в разных районах города. Дело получило название «дело почтальона», поскольку преступник проникал в квартиры своих жертв, представляясь почтальоном. По приговору суда Бадыгов получил 15 лет строгого режима. Сам он, впрочем, категорически не признал свою вину, не поверили в его виновность и его родные, друзья-одноклассники и однокурсники. Они усомнились в результатах экспертизы, положенной в основу обвинения Бадыгова, и назвали приговор «самосудом».
Бывший боксер Александр Кузнецов, напротив, был осужден к 2,5 годам колонии строгого режима за то, что самочинно расправился с молодым человеком, студентом из Средней Азии, посягнувшим на половую неприкосновенность его восьмилетнего пасынка, забив того насмерть еще до приезда милиции. И хотя не все в этой истории было так уж однозначно: Кузнецов сам ранее попадал в поле зрения правоохранительных органов за торговлю наркотиками, с матерью мальчика жил всего несколько месяцев, при этом в школе семью мальчика считали неблагополучной. Впрочем, следствие установило, что по отношению к мальчику со стороны студента из Средней Азии была предпринята вполне реальная попытка сексуального домогательства.
Между тем число уголовных дел, возбуждаемых по статьям о нарушении половой неприкосновенности несовершеннолетних, в этом году несколько выросло (см. график на стр. 5).
– Это происходит за счет того, что родители жертв сексуальных преступлений стали чаще обращаться с соответствующими заявлениями в право­охранительные органы, — говорит начальник отдела прокуратуры Санкт-Петербурга по надзору за соблюдением законодательства в отношении несовершеннолетнихОльга КАЧАНОВА.
Что до судебной практики, то в 2007 году за сексуальные преступления в отношения несовершеннолетних были осуждены 111 человек, в 2008-м — 90 человек, а вот за первые полгода 2009-го — лишь 16 человек.

Врачебная оценка

С точки зрения психологии, педофилия — это расстройство сексуального предпочтения, выражающееся в сексуальной тяге к детям обычно предпод­росткового и подросткового возраста. Так определяется педофилия и в международном классификаторе болезней. Но споры о том, является ли это болезнью или «особой сексуальной ориентацией», продолжаются.
Принято считать, что возраст жертв педофилов — до 13 лет. Однако это трактовка психологов и психиатров, ориентирующихся на сроки полового созревания. С точки зрения закона, «возраст согласия» установлен в РФ на уровне 16 лет.
Второй важный фактор, на который указывают психиатры при определении человека «педофилом», — разница в возрасте между преступником и жерт­вой составляет более 5 лет. И при этом сексуальные игры (без насилия) между детьми-ровесниками (в том числе и гомосексуальной направленности) врачи педофилией не считают. Некоторые вообще рассматривают подобные взаимоотношения подростков как норму развития сексуальности.
И еще один важный критерий для определения педофилии, подчеркивает петербург­ский психолог Наталья ГРИЩЕНКО, это достаточная устойчивость девиантных влечений и утрата контроля над своими сексуальными импульсами и фантазиями. Как правило, это выражается в совершении сексуальных действий в отношении детей при полном осознании опасности наказания за такие действия.
Очень большое количество скрытых педофилов ограничиваются только сексуальными фантазиями, но под действия уголовного закона это, разумеется, не подпадает, да и с точки зрения психологии и психиатрии педофилией, опять же, не является. Опасность педофилии реально появляется тогда, когда возникает сексуальное злоупотребление детьми — либо насилие, либо принуждение против воли ребенка, либо сексуальная эксплуатация.

Угроза от чужих… и от своих

Чаще всего сексуальные преступления в отношении детей совершают совершенно посторонние им люди. Местами совершения преступлений становятся летом безлюдные участки в парках и скверах, а также подъезды и иногда квартиры жертв, куда преступники проникают под разными предлогами, пользуясь тем, что ребенок находится дома один. Обычное время таких преступлений — светлое время суток, когда дети возвращаются из школы или гуляют неподалеку от дома, а родители находятся на работе. Иногда ребенку или подростку удается убежать от насильника, а порой даже дать ему отпор, обратив в бегство, как это вышло у 16-летней жительницы Шушар, которую в ее собственной квартире пытался изнасиловать неизвестный. Девушка возвращалась из лицея и когда отперла дверь своей квартиры, сзади на нее набросился злоумышленник, пытаясь втолкнуть в квартиру и угрозами требуя от девушки раздеться. Однако лицеистка стала громко звать на помощь, чем смутила незадачливого насильника, и тот обратился в бегство.
Однако нередко бывает, что половую неприкосновенность детей преступают их собственные родители. Так, совсем недавно Октябрьский федеральный суд Петербурга лишил родительских прав отца четверых детей,  приговоренного недавно к 2 годам колонии-поселения за развратные действия в отношении одной из своих дочерей. Еще один петербуржец задержан в сентябре, когда было уста­новлено, что он неоднократно развращал дочь-четвероклассницу.
Еще более дикой выглядит история, вскрывшаяся совсем недавно в Василеостровском районе Петербурга, когда мать активно развращала несовершеннолетнюю дочь, заставляя ее ублажать не только своего сожителя, но и посторонних мужчин. Девочку довели до попытки самоубийства, и лишь чудом врачам удалось ее спасти, после чего история стала достоянием правоохранительных органов и средств массовой информации.

Нюансы УК

То, что обычные граждане понимают под педофилией, с юридической точки зрения подпадает под действие целого ряда статей уголовного кодекса, касающихся половой неприкосновенно­сти несовершеннолетних. Все они относятся к 18 главе Уголовного кодекса РФ — «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (см. врезку). И с учетом того, что в начале XXI века подростки гораздо чаще, чем прежде, начинают сексуальную жизнь ранее установленного законом предела в 16 лет, иногда возникают истории, спорные с житейской точки зрения. Так, в случае прописанного в одной из статей УК «полового сношения с несовершеннолетним» ситуация зачастую не сопряжена с физическим насилием для потерпевшего. Более того, нередко подросток вступает в половые отношения добровольно и вовсе не считает себя потерпевшим. Между тем взрослые полагают, что раннее начало сексуальной жизни нанесло ему психологическую травму. Да и даже если они так не считают, нормы уголовной ответственности за сексуальную связь с подростком этим не отменяются. И кстати, здесь нельзя забывать весьма существенный нюанс — как только подросток обращается в милицию с заявлением об имевшихся в отношении него действиях, пусть даже и не связанных с насилием, это перестает быть делом личным и становится делом государственным. Забрать такое заявление обратно — скажем, с формулировкой, извините, «просто поругалась со своим парнем» — уже не получится. Если оно не соответствует действительности — значит, тот, кто его подал, тут же подпадает под статью о даче заведомо ложных показаний. Неизбежно всплывают и подозрения — к сожалению, иногда весьма обоснованные — относительно того, что подобное заявление является крайне неудачным способом шантажа человека, который обвиняется в сношениях с несовершеннолетним. Неудачным именно потому, что после подачи заявления потерпевший уже не имеет возможности его отозвать — даже в тех случаях, когда через несколько дней после этого происходит бракосочетание «жертвы» и «обвиняемого». Дело в любом случае доходит до суда, и его приговор может быть в итоге весьма суров, невзирая ни на какие смягчающие обстоятельства.

Антон САМАРИН
Фото theinspirationroom.com



Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости
1431949125.jpg

Новости рубрики «Общество»