Общество / 30 октября 2009

Джон КЬЮСАК перед концом света

В прокат выходит фильм-катастрофа «2012» — очередная история конца света от режиссера «Послезавтра» Роланда ЭММЕРИХА. На презентации фильма в Москве нам удалось побеседовать с исполнителем главной роли Джоном КЬЮСАКОМ, который, несмотря на все апокалиптические ужасы «2012», уверен: истории такого рода дают надежду и вдохновение.
В прокат выходит фильм-катастрофа «2012» — очередная история конца света от режиссера «Послезавтра» Роланда ЭММЕРИХА. На презентации фильма в Москве нам удалось побеседовать с исполнителем главной роли Джоном КЬЮСАКОМ, который, несмотря на все апокалиптические ужасы «2012», уверен: истории такого рода дают надежду и вдохновение.

– Джон, вы довольны своей работой?
– Я рад работать, потому что многие вообще не имеют возможности работать. Когда мне позвонили и пригласили сниматься в большом проекте, я уже по определению не мог легко отказаться от предложения. А когда прочел сценарий и убедился в том, что он действительно хороший, я с легкостью согласился сниматься. Не секрет, что на моем месте хотели бы оказаться многие, если не каждый голливудский актер.
Я счастлив, что мне довелось поработать в этом блокбастере. К концу съемок я прошел через огонь, воду, землю, клубы пепла, землетрясения — сквозь все, что только можно себе представить. Я побывал за рулем всех мыслимых и немыслимых транспортных средств, спасаясь от всех мыслимых и немыслимых катастроф. Неплохая встряска.

– Роланд Эммерих презентует свой фильм как своего рода предупреждение — давно пора задуматься над тем, как меняется наша жизнь, не в лучшую, разумеется, сторону. Что вас больше всего беспокоит в сегодняшнем дне?
– Больше всего меня беспокоит «приватизация войны». Это то, о чем предупреждал в своем «Прощальном обращении к нации» ЭЙЗЕНХАУЭР (Кьюсак имеет в виду знаменитую фразу генерала и президента: «Потенциал опасного роста неоправданной власти военно-промышленного комплекса существует и будет существовать. Мы не должны никогда позволить этому союзу подвергнуть опасности наши свободы или демократические процессы». — Прим. авт.). Теперь безопасность и помощь другим в их бедственном положении стала основой прибыли.

– Да, в фильме «War, Inc» (в российском прокате «Игра по-крупному»; в этом фильме Джон Кьюсак не только сыграл главную роль, но и выступил как продюсер) выясняется, что война с терроризмом и наркотиками — всего лишь рекламные слоганы. Но почему этот фильм вы сняли как сатиру?
– Потому что иногда истины могут быть настолько уродливы, что их невозможно воспринять, если не смотреть на них сквозь линзу абсурда.
…Знаете, мне кажется, невозможно быть гуманным и не быть при этом пацифистом. Когда вы находитесь в Голливуде, Чикаго или Нью-Йорке, везде, где идет простая жизнь, война — это абстракция, которую видят только на телеэкране. Мы не хотим видеть драпированные национальным флагом гробы, фотографии солдат, которые платят окончательную цену. Никто не хочет видеть горе. В Америке слишком высока степень лицемерия.

– Поэтому вы соглашаетесь сниматься в таких антивоенных фильмах, как «Грейс больше нет с нами»?
– Да. В «Грейс больше нет с нами» меня очень зацепила история молодого отца двух девочек, жена которого погибла в Ираке. Тем более что я знаю человека, оказавшегося в подобной ситуации, что и мой герой Стэнли, только у него было не две, а три дочери. После этого удара его жизнь изменилась навсегда. Мне было важно показать настоящее горе и утрату, чтобы для нас война не оставалась абстрактными заголовками в газетах и на телевидении.

– Никто не хочет видеть горе, но при этом все обожают фильмы-катастрофы или такие апокалиптические картины, как «2012». На ваш взгляд, такие фильмы отражают настроение общества?
– Да, людям всегда нравились фильмы о конце света, это их пугает и привлекает одновременно. Думаю, люди чувствуют, что что-то меняется, что что-то в мире происходит «не то», и начинают задумываться, на что они тратят время.
Все, что происходит в «2012», конечно, ужасно, но посыл фильма в том, что если люди готовы действовать сообща, все не так безнадежно. Как ни странно, истории такого рода дают надежду и вдохновение. Люди начинают осознавать, что надо спасать друг друга. Значит, возможно изменить не мир, а взгляд на него. Идея «2012» в том, что отсутствие будущего объединяет людей, что перед лицом глобальной катастрофы нет никаких различий между нациями, вообще стираются всякие различия между людьми — ворота спасительного корабля открываются для всех.

– Если бы действительно в 2012 году произошел конец света, как бы вы потратили оставшиеся три года?
– Я постарался бы вернуться к прошлому и попытаться хоть в чем-то разобраться. А потом поплыл бы на Карибы, чтобы расслабиться с семьей, друзьями и русской водкой. Что может быть лучше?

– Ну а если бы часть человечества действительно, как в фильме, прошла бы это испытание и начала новую историю, где нашлось бы место и кинематографу, какой бы вы сняли первый фильм новой эры?
– Наверное, какой-нибудь образовательный фильм, о безопасной еде, к примеру. А может быть, это была бы история об апокалипсисе.

– Вы знаете, во время съемок фильма «2012» возникло много слухов, связанных с вами и Амандой ПИТ, сыгравшей вашу жену.
– С Амандой Пит? Да вы что? Она же замужем, у нее дети!

– Наверное, такие слухи возникают потому, что вы достаточно закрыты, если говорить о вашей личной жизни.
– Во-первых, я думаю, чем больше вы выставляете себя как знаменитость, тем меньше интереса вызывает ваша работа. Не вижу смыслы делать общественным достоянием свою личную жизнь. Я знаю людей, которые легко делятся в печати своими любовными историями, мне кажется, их отношения с человеком, о котором они говорят, обречены. Я не веду разговоры о своей жизни и не делюсь своей философией с людьми, которых не знаю. Но если я этих людей знаю — могу говорить часами.

– А правда, что в школьные годы вы чувствовали себя изгоем?
– Да, это было. Я никогда не принадлежал к какой-нибудь группе, был сам по себе. Хотя у меня были друзья, которые, как и я, были одержимы игрой в бейсбол, бейсбольными карточками и другими подобными вещами. Вы знаете, в детстве я хотел быть профессиональным бейсболистом и не думал, что стану актером.
Но вот когда я начал сниматься в кино, еще подростком, я стал популярным. Тогда и девочки стали обращать на меня внимание, чего не делали прежде.

– В блокбастере Эммериха, как и в фильме «1408», снятом по одноименному рассказу Стивена КИНГА, вы играете писателя. Насколько я знаю, вы тоже пишете (в частности, Джон Кьюсак написал сценарии фильмов «Убийство в Гросс-Пойнте» и «Фанатик», последний получил номинации Гильдии американских сценаристов и Британской киноакадемии BAFTA. — Прим. ред.)…
– Да, и этим мне оба героя близки, я их понимаю. Знаете, когда они долгие часы могут сидеть, сфокусировавшись на работе. У меня тоже так бывает, когда я «там», и меня не волнует, что происходит вокруг.
А вообще в каждом персонаже можно найти часть себя — и это самое хорошее в профессии. И хотя я в кино уже 20 лет, меня не покидает мысль, что мой главный герой, наиболее духовно мне близкий, — еще впереди.

Елена БОБРОВА

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»