Общество / 6 ноября 2009

Экологичный Вуди Харрельсон

Киноосень явно проходит под знаком Вуди Харрельсона. Он то мочит с легкостью необыкновенной зомби в брутально-юмористической страшилке «Добро пожаловать в Зомбилэнд», то в фильме-катастрофе «2012» пророчествует о наступлении Судного дня.
Киноосень явно проходит под знаком Вуди Харрельсона. Он то мочит с легкостью необыкновенной зомби в брутально-юмористической страшилке «Добро пожаловать в Зомбилэнд», то в фильме-катастрофе «2012» пророчествует о наступлении Судного дня.
Оба фильма объединяет помимо апокалиптической «начинки» Вуди, вечно озирающийся в поисках «пожрать бы». В одном фильме он помешан на бисквитных батончиках, в другом — на соленых огурцах, которые смачно «приговаривает», да еще и делится ими с растерявшимся от ужаса перед грядущим исчезновением Земли героем Джона Кьюсака. В жизни Харрельсон не сильно смахивает на своего охотника за скальпами зомби. Хотя случилось ему лет пять назад перепутать папарацци с зомби и объяснить ему по-мужски, что он не прав. Может, потому его и зазвали на этот проект? Так вот в жизни Харрельсон больше похож на радиоди-джея из «2012», рассказывающего в прямом эфире о зловещих предсказаниях майя. 
*** 
– Мне кажется, зрителям нравятся фильмы о нависшей над всем человечеством гибели — в этом заключается христианское понимание Судного дня. Правда, я не могу сказать, что это исключительно христианское понятие, хотя бы потому, что конец света в 2012 году рассчитали майя. После того как я снялся в фильме Роланда Эммериха, люди спрашивают меня, правда ли я думаю, что нам грозит апокалипсис. И я говорю им, что, с точки зрения экологии, похоже на то. Боюсь, мы приближаемся к трудным временам. 
*** 
– Я считаю, важно думать об окружающей среде. Я, во всяком случае, постоянно думаю о таких вещах. Не скажу, что с детства, хотя, когда мне было 12 лет, я в школе выступил с докладом о вымирающей дикой природе. Должен был написать на 5 страниц, а меня разнесло аж на 50. А сейчас я просто беру и лезу на мост «Золотые Ворота», чтобы развернуть там гигантский плакат против вырубки леса красных деревьев. 
Я жутко озабочен тем, что творит нефтедобывающая промышленность. Меня тошнит от всех этих нефтяных войн. Раньше горнопромышленные компании сверлили гору, чтобы найти жилу. А теперь они сносят вершины гор своими огромными машинами. Да еще ко всему загаживают почву всеми видами ядовитых химикалий и металлов. А все корпоративная жадность! Наше общество основано на всех этих промышленных отраслях, которые издеваются над землей. Мы должны изменить наше устарелое мышление. 
Но думаю, мы все же движемся в правильном направлении. Все популярнее становятся автомобили-гибриды, и мы все чаще стараемся не использовать те продукты, которые могут изменить мир до неузнаваемости. 
*** 
– Я — хороший пример в этом смысле. Дома, на Гавайях, я езжу на мотоцикле или на машине, которую заправляю биотопливом — рапсовым маслом. И так живут все наши друзья и соседи. Когда я нахожусь в Нью-Йорке, повсюду передвигаюсь на велосипеде. Вы никогда не увидите меня за рулем Humvee (американский армейский вездеход повышенной проходимости. — прим. авт.), на котором ездит мой герой Таллахасси в «Добро пожаловать в Зомбилэнд». И я, кстати, не ношу оружия, как Таллахасси. И вообще я — пацифист и действительно, не люблю убивать зомби. Или еще кого-либо. Во всех мужчинах есть насилие в большей или меньшей степени. И у меня были проблемы с управлением гневом, пока я не нашел выход в йоге. И хотя, бывает дело, я срываюсь — папарацци доведут или еще что, — но вообще я вполне миролюбивый парень. Чего мне надо, так это болтаться в купальном костюме на Мауи и купаться с моими детьми в океане. 
*** 
– Что еще… А, да, еще я не ем Twinkie, как мой Таллахасси, который просто сходит с ума от этих бисквитов со сливочным кремом. На самом деле в последний раз я съел Twinkie лет 25 назад. А то, что я ем на экране, — фальшивка, специально слепленное в форме батончика фуражное зерно. 
Я так живу — ем сырые овощи, органическое мороженое, пью свежевыжатый сок и органическое пиво. А все началось с того, что однажды я перестал пить кока-колу. И это изменило мою жизнь, вы не поверите. Это стало первым шагом к изменению моего образа жизни. Потом я попробовал стать вегетарианцем, более того, веганом. Признаюсь — не из сострадания к животным, а потому, что мне это дало больше энергии. Сегодня я у себя на Мауи выращиваю разные фрукты и овощи, так что вся моя семья главным образом питается с нашей собственной земли. Таким образом, я все время совершаю индивидуальные акции с целью изменить мир. Потому что убежден: позитивные изменения, происходящие с каждым отдельным человеком, ведут к позитивным планетарным трансформациям. 
*** 
– У меня есть фото, где я еще совсем молодой, в начале своей голливудской карьеры — я в джакузи, держу в руках бутылку шампанского, рядом деньги. Такой был мой мир — наркотики, деньги, секс, лимузины, поклонницы. Я уж не говорю о своей школьной юности. Встреть я сегодня самого себя — подростка, я бы сказал сам себе: «да ты, Вуди, грешник и вряд ли попадешь на небеса». Я был очень религиозен и даже изучал богословие, пока не осознал, как много лицемерия во всем этом и не задался вопросом: «Неужели Бог действительно общается с людьми с помощью Библии?». Мои глаза открылись — я понял, что Библия это лишь документ, с помощью которого управляют людьми. Так вот, я не жалею ни о чем, думаю, я должен был пройти через многое, и прежде всего через самовлюбленность, чтобы понять, что на самом деле настоящая жизнь заключается в другом. Как говорится, «дорога избытка приводит к дворцу мудрости». 
*** 
– Мне здорово помогли те несколько лет, которые я не снимался. В какой-то момент я понял, что должен отстраниться от мира кино. Я был слишком расстроен и разочарован реакцией пуританской Америки на картину «Народ против Ларри Флинта». Ничего страшного, конечно, не произошло. Более того, я уверен, что важно иногда пребывать в депрессии. Все мы нуждаемся и в плохих воспоминаниях, и в хороших, чтобы быть цельным человеком. Короче, тогда я решил остановиться и провести немного времени с семьей и делать только те вещи, которые важны для моей семьи. Хотя бы играть с моими детьми. Семья — это мой приоритет номер один. И так уже больше 20 лет, черт возьми! Они, мои девочки — жена, дочки, — то убежище, в которое я всегда стремлюсь вернуться, выходя иногда в большой мир, который бывает таким утомительным. Я их люблю как сумасшедший. 
Елена БОБРОВА
Благодарим за помощь 
в подготовке материала компанию Buena Vista Sony Pictures




 

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»