Культура / Шоу-бизнес / 9 ноября 2014
Теги: Кино, Шоубизнес

Любовь — дело тонкое, Петруха…

Когда юный красноармеец Петруха в кинофильме «Белое солнце пустыни» шептал Гюльчатай: «Ну, открой личико. Я, если что, и жениться могу…», вряд ли игравший его актер Николай Годовиков думал, что свою настоящую любовь встретит только в среднем возрасте. Когда позади будут роли в кино, три тюремных срока, потерянные отношения с женами и родными детьми…
Любовь — дело тонкое, Петруха…
Фото: Кадры из фильма "Белое солнце пустыни"

Он совсем было отчаялся в вихре смутных 90-х годов прошлого столетия. А тут она — Людмила, так похожая на героиню фильма Гюльчатай: темненькая, хрупкая. И тогда Николай Годовиков понял, что счастье — только в семье. Нужно, чтобы тебя ждали, о тебе заботились. И чтобы ты хотел радовать и удивлять. И неважно даже: чьих детей ты вырастил. Чужих ведь не бывает... А внуки уже по-любому будут твоими.

Сегодня Николай Годовиков — пенсионер. И ему свойственны все увлечения этого возраста: он любит рыбалку, с удовольствием работает на небольшом огороде на даче, за грибами ходит. Обожает заниматься с внуками — Арсением и Маратом. Это сыновья дочери Людмилы, которую и вырастил Николай.

Ленинградское детство

Коля родился в обычной рабочей семье. Мама Маргарита Дмитриевна была токарем, отец Лев Иванович — электромонтером. Жили на Охте, там же и прошли детство и юность будущего Петрухи. В силу занятости родители в полтора года сдали сына в круглосуточный детский сад. Работа была посменной, так что порой и на выходные они оставляли Колю в детском учреждении.

Чтобы не скучать, дежурные няни и воспитатели занимались с единственным воспитанником, оставшимся на их попечении в выходные. В три года он уже умел читать, писал первые слова и с удовольствием учил и декламировал стихи. В школу пошел с радостью — увлекся там художественным чтением.

Как и все подростки того времени, он записался на бокс, потом занимался борьбой, легкой атлетикой. Но и про творчество не забывал. В районном Доме пионеров пел в хоре, занимался в студии художественного слова. К концу 8 класса всерьез задумался о поступлении в театральный.

Родители не одобрили выбор сына. Мама настояла забрать документы из школы и подать в физико-математический техникум. В семье уже росла младшая Танечка, нужны были еще одни рабочие руки. «Я знал, что я гуманитарий, — рассказывает Николай Годовиков. — Техническая специальность не для меня. Но маме не стал перечить — в техникум поступил. И, как теперь понимаю, это был знак судьбы».

Беспризорник и красноармеец

Учеба в техникуме давалась трудно, ходил туда Николай без энтузиазма. Но однажды одногруппник предложил съездить на «Ленфильм» — там объявили о наборе мальчиков 14-15 лет для будущего кинофильма. «Приехали мы туда, а народищу — человек пятьсот, — вспоминает Годовиков. — И за нами столько же вмиг выстроилось. И все вроде уже опыт имеют. А у меня что — студия художественного слова... Запускали по 10 человек. Мой приятель «соскочил» — решил не идти. А я дождался».

Комиссии понравился рыжеволосый открытый паренек. Режиссер Г. Полока даже хотел его пробовать на главного героя в своем фильме «Республика ШКИД», но другой режиссер (очень именитый в то время) отговорил. Николая утвердили одним из беспризорников из близкого окружения к главному герою. Так что в кадр он попал, да не один раз. За эту работу юноша получил свою первую зарплату — 60 рублей.

Техникум он бросил. Устроился на завод слесарем, пошел в вечернюю школу. И продолжал сниматься в кино. Роли были эпизодические в разных филь-мах — пропагандистских, художественных, документальных. «На завод приходило направление на меня от «Ленфильма», меня отпускали за свой счет, — вспоминает Николай Годови-ков. — Замечательное время было! Я — простой пацан, а у меня своя учетная карточка на «Ленфильме». Я же даже снялся с Олегом Далем в фильме «Женя, Женечка и «катюша». Правда, вырезали эпизод со мной. Но с Олегом мы подружились».

Летом 1968 года Николай от завода работал в колхозе — возил на повозке для кухни продукты. С местными пацанами в ночное ходил, новых лошадок объезжал. В одну из таких ночей как раз объезжали сноровистую кобылку. Она понесла и сбросила Николая. Парень ободрал все лицо и шею. А утром прямо в колхоз за ним приехала машина с «Ленфильма». «Собирайся, — сказали ему, — режиссер Владимир Мотыль хочет на тебя посмотреть».

Посмотрел, улыбнулся, велел гримерам привести в порядок лицо будущего Петрухи и отправил на фотопробы. А через месяц пригласил на кинопробы. Доподлинно известно, что на роль красноармейца Петрухи пробовались многие известные в то время актеры, в их числе Савелий Крамаров и Юрий Чернов. Но Владимир Яковлевич доверил этого персонажа ленинградскому слесарю Коле Годовикову.

В ноябре 1969 года восходящая кинозвезда ушел в армию, хотя на него в военкомате лежала бронь от самой Екатерины Фурцевой (тогдашний министр культуры СССР). «После съемок «Белого солнца...» со мной случился один эпизод, после которого я решил завязать с кино, — рассказывает Николай Годови-ков. — Сотрудники съемочной группы со мной пошутили так, что я остался один без денег в незнакомом городе. И я обиделся. Пришел в военкомат — берите. А мне бронь на 6 лет показывают. Так я ее самолично порвал». И отбыл на службу в город Серов Свердловской области в отдельный мостовой батальон инженерно-железнодорожных войск.

Фильм «Белое солнце пустыни» вышел на экран весной 1970 года. Привезли его и в часть, где служил Николай. Но он не стал распространяться о Петрухе. Решил: раз завязываю, так и нечего привыкать к славе.

Вор и метростроевец

После армии он вернулся на завод. Вскоре младшая сестра Таня попросила съездить с ней на «Ленфильм», хотела пройти конкурс на какую-то роль. В комиссии ее спросили: «А Коля Годовиков вам кто? Брат! Очень хорошо. А где он?» А он сидел в коридоре с книжкой. И режиссер Искандер Хамраев без всяких проб утвердил Николая на роль красноармейца в фильме «В черных песках».

Потом были другие роли — со словами и без. В конце 70-х годов в судьбе актера случился криминальный поворот. Более 8 лет он провел в местах не столь отдаленных. Сначала за тунеядство, потом за кражи. «Было время тяжелое, — объясняет Николай Годовиков. — Воровал, чтобы просто прожить. Дурак был. Про это столько уже наврали по телевидению и в интернете! Не хочу про это вспоминать». Между ходками Николай успел жениться, у него родилась дочь Мария. Но жизнь с первой супругой не сложилась. Да и со второй тоже. Но остался сын Артем…

Со своей нынешней женой Людмилой, так похожей на Гюльчатай, Николай живет уже 20 лет. Познакомился по телефону. Приятель дал номер и обещал, если что, помочь с работой и жильем. А Николай как раз ушел от второй жены и буквально скитался. Он позвонил по оставленному номеру, трубку взяла Людмила. «И так мне голос ее понравился, — вспоминает Николай Годовиков. — Мы не заметили, как час проговорили! На следующий день опять позвонил. И так неделю. Потом предложил встретиться. Она позвала в гости. Поехал — и остался навсегда».

Людмила отогрела его, устроила на работу в Метрострой рабочим-маркшейдером. Он трудился там больше пяти лет, до самой пенсии. И опять снимался в кино. В «Ментах», «Агенте национальной безопасности», «Бандитском Петербурге», «Литейном, 4» и других. Даже в театре играл четыре года. Его приятель еще по «Республике ШКИД» организовал «Театр на Софийской», так что Николаю и запах кулис знаком.

Последние четыре года его никуда не зовут. А ведь еще пять лет назад он пропадал на съемочных площадках, участвуя в многочисленных сериалах, ездил в Москву для участия в различных ток-шоу и передачах об истории советского и российского кино.

Сейчас Николай в отличной форме — похудел, здоровье поправил, сел за руль. Свой первый автомобиль он купил в 59 лет — «Жигули»-шестерку, тогда же и обучился. Инструктор в автошколе назвал этот случай уникальным. Но такого в судьбе Николая было предостаточно. Да и сейчас он не перестает удивлять своих домашних. Год назад научился вполне профессионально рисовать. Как-то писатель и сценарист Андрей Кивинов рассказал Николаю о художнике Александре Кравчуке, который за 32 часа учит писать маслом картины. Николай попробовал — и увлекся. Свои картины он дарит друзьям и родным. «Для меня самые родные сегодня — Люся, ее дочь и внуки. Они меня «дедом» зовут, я стараюсь им дать все, что не удалось дать своим детям» — говорит Николай.

А еще Годовиков мечтает полетать на параплане. И не удивлюсь, что к 65-летию, которое он отметит 6 мая 2015 года, мечта осуществится.

Светлана Долгова

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости