Общество / 26 ноября 2009

Семен Стругачев. Куда приводят мечты

В декабре Семен Стругачев отметит не юбилей, а просто день рождения. Но для милой беседы с хорошим человеком любой повод в радость.
В декабре Семен СТРУГАЧЕВ отметит не юбилей, а просто день рождения. Но для милой беседы с хорошим человеком любой повод в радость. И так, за рюмочкой того-сего, в преддверии праздника мы поговорили о Левии Матвее, предательстве, гаишниках и детской мечте Стругачева.

– Семен Михайлович, жаль, что у вас практически нет таких ролей, как Левий Матвей в «Мастере и Маргарите» Бортко, разве что в Театре им. Ленсовета.
– Да, мало таких смелых режиссеров, кто готов разглядеть что-то этакое в Леве Соловейчике из «Особенностей национальной охоты», в актере, к которому прилип имидж балагура-выпивохи. Но, честно говоря, я сам много в себе открыл, когда сыграл Левия Матвея. Помните сцену, когда Левий Матвей проклинает Бога? Бортко показал все это средним планом. А были очень хороши крупные планы, я видел материал. Я спросил режиссера, почему он сделал именно такой выбор? И Бортко мне ответил: «Ты настолько искренне проклинаешь Бога, что это страшно». И я подумал, что он был прав.

– С одной стороны, надоел имидж балагура, а с другой — сами возобновили французскую комедию «Крошка», где вовсю куролесите.

– Да, потому что народу, особенно сейчас, нужно веселье и отдых. И вообще, признаюсь, я всю жизнь мечтал быть клоуном. И до сих пор хочу. Как-то летом сидели у меня на даче с Леней Лейкиным (знаменитый клоун Ай-ай-ай полунинского театра «Лицедеи», десятилетие проживший в Америке и нынче вернувшийся на родину. — прим. авт.), и я ему говорю: «Слушай, надо нам с тобой сделать спектакль, на двоих. Я даже знаю какой. Леня будет рыжим веселым клоуном, а я — грустным таким, долбанутым слегка». Я вспомнил его замечательный спектакль, в котором он играл в Лас-Вегасе, то ли «На плоту», то ли «Дом» назывался, не помню. И мне захотелось чего-то такого у нас. Фантазии завели нас так далеко — например, здорово было бы сделать его в огромном плавательном бассейне…

– Больно затратно.

– Очень уж трогательная и красивая история про то, как дом оторвало и унесло в море. Жаль, конечно, что вот американцы могут затратиться на такое шоу, где всего два русских клоуна работают, и ведь по 3 тысячи человек ходили смотреть! А у нас…

– Судя по всему, вы сентиментальны.
– Очень! Меня может тронуть все что угодно. А уж когда рассказывают про войну, когда я смотрю, как люди переживали, как они страдали, обрыдаться могу легко.

– А в последнее время что-нибудь так эмоционально потрясло?
– Если говорить про кино, театр, то ничего давно такого потрясающего не видел. А книги… Я все в основном сценарии читаю. Я, надо признаться, не большой любитель читать художественную литературу, не приучили меня как-то в детстве. Вот мои братья-сестры, те запоем читали, а я больше по кружкам разным ходил. Энергии слишком много у меня. Я больше люблю общаться, тем более что у меня много друзей.

– Счастливый вы человек.
– Да, в этом смысле точно да.

– Не боитесь с их стороны подвоха, предательства?
– Ну, как не боюсь? Конечно, боюсь. Но я уже прожил немаленькую жизнь, отобрал людей, с которыми такие страхи меня не посещают.

– А самому случалось предавать?
– Честно сказать… По-настоящему я не предавал. Другое дело, мог поступить глупо, не осознав, что это можно расценить как предательство. Только потом понимал, что я наделал и просил прощения.

– Я помню, как много народу со всей страны приехало вас поздравить с юбилеем. Так много людей вокруг вас оттого, что не любите одиночества?
– Да нет… Просто, как ни странно, люди ко мне тянутся, причем разные. И я им отвечаю тем же. Потом я многое людям прощаю. Вот, допустим, надо пойти и накричать на работника, который нахалтурил у меня на даче, а мне его как-то жалко. у него жена, ребенок, ему зарабатывать надо… Или вот звонят, просят сделать доброе дело. А мне, признаюсь, так порой не хочется ничего делать, просить чего-то. Гаишники мне говорят: «Что ж ты никогда за себя не просишь, все за других». А я за себя не умею, а когда другие просят, им отказать не могу, хотя раздражаюсь страшно: «Ну что ж такое! Не хочу, мне лень!» Могу наорать: «Чего звонишь ночью, б..!» И все равно делаю, как могу.

– Чего ночью-то звонят?
– Ну, бывает у кого-то с ГАИ неприятности.

– Да, с ГАИ — полезное знакомство. Кстати, как-то мне довелось проехаться с вами в вашем Volkswagen Passat.
И я еще подумала, что как-то вы нервно ведете машину.
– Да нет, это так получилось тогда, это я нервничал перед юбилеем. На самом деле сейчас я нормально вожу. Видели бы вы меня, когда я впервые сел за руль, 10 лет назад. Прислали мне друзья из Москвы старенькую разбитую «девятку». И я в первый же день посадил жену в машину и прямиком в центр — ничего умнее не придумал. А я не сидел за рулем лет 20. И если бы вы видели, как я ехал по Невскому! Не умея ни назад сдать, ни припарковаться!

– Как жена-то с вами ехала?
– Так и ехала — с криками «а-а-а!!!». Я везде на машине понавесил наклеек «дурак за рулем», «слепой», «водитель спит». Спасло меня от разборок с разгневанными автомобилистами лишь то, что я к тому времени уже снялся в «Особенностях национальной охоты», и когда понимал, что дело плохо, открывал окно и показывал свою физиономию: «Простите, друзья, я первый раз за рулем!» Хохоту было!

– А куда же смотрели инспекторы ГИБДД?
– А я им показывал свои права 75-го года, и гаишники, конечно же, были в шоке: как же можно с таким водительским стажем так ехать. Потом, разобрав, что к чему, давай ржать! Я же в школе изучал автодело, в 10-м классе сдал на права. Так что теоретически водить я мог. Но у меня долгие годы денег не хватало на жизнь, не то что на машину! Потом, уже когда начал сниматься, подумал: надо купить машину, а то как-то несолидно. Но о машине мечталось всегда.

– Какая машина представлялась в мечтах?

– В детстве хотелось хотя бы велосипед. Даже это было для нашей семьи недосягаемо. Правда, брат мой своими золотыми руками велосипед собрал из запчастей. И вот на этом драндулете он ездил. Потом он ушел в армию, а я лишь пару раз на этом велосипеде и прокатился, прежде чем он развалился подо мной. И я тогда подумал, дело было классе в седьмом: «Зачем мне велик простой, возьму-ка я сразу мотовелик». Это велосипед с моторчиком. Тр-р-р, много шуму от него, но это было так здорово. Присмотрел я в комиссионке мотовелик за 70 рублей. И все лето работал у мамы на заводе, пахал как проклятый. И купил свою мечту. А через месяц у меня его украли. Трагедия была!
Так что я мечтал хоть о каком-нибудь драндулете. У меня с фантазией все замечательно — я когда садился на ГАЗ-51…

– А это-то когда было?
– В стройотряде мне довелось на ГАЗ-51 возить по бездорожью бревна для бани. Так вот даже этот грузовик был для меня мечтой.

– Для многих мужчин машина — это культ.
– Не для меня. Я спокойно отношусь к машине. Хотя иногда просыпается во мне острое желание на ней поездить. Иногда торопишься домой, чтобы поскорей сесть за руль и поехать куда-нибудь. На дачу, например. Но, собственно, на дачу и езжу. До театра буквально пару шагов от дома, на съемочную площадку, если она в Питере, довезут, ну а до Москвы — на поезде или на самолете. Вот она и стоит у меня все время. Прошло мое детское такое восхищение — накатался.

Елена БОБРОВА
Фото ИНТЕРПРЕСС

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»