Общество / 25 июня 2009

Казино меняют масть

С 1 июля все городские казино — а игорных заведений с таким официальным статусом на середину июня в Петербурге насчитывалось 112 — должны прекратить свою работу.
С 1 июля все городские казино — а игорных заведений с таким официальным статусом на середину июня в Петербурге насчитывалось 112 — должны прекратить свою работу.
Вступающий в силу закон предписывает им перебираться на специально отведенные пустынные территории, одна из которых расположена в полях Калининградской области. Однако очевидно, что владельцев игорных заведений вовсе не манят лавры создателей Лас-Вегаса. Большинство из них намерены лишь переформатировать свой бизнес, назвав игровые автоматы лотерейными машинами, а карточные игры заменив спортивным покером.
Полномасштабную борьбу с азартными играми в России инициировал лично Владимир Путин. Осенью 2006 года он передал лидерам фракций Государственной думы законопроект, который предусматривал вывод всех игорных заведений в специальные федеральные зоны. После весьма недолгих обсуждений закон был принят, и игорное лобби старательно начало пытаться если не отменить, то хотя бы отсрочить его вступление в силу. Однако все они оказались безуспешными — даже невзирая на то, что фактический запрет игорного бизнеса стоил и федеральным, и региональным бюджетам вполне ощутимых потерь. Скажем, казна Санкт-Петербурга в прошлом году получила в виде налога на игорный бизнес около 3,5 млрд рублей. Правда, при этом никто никогда не подсчитывал косвенные убытки, связанные с деятельностью, мягко говоря, не всегда чистоплотной, огромной массы залов игровых автоматов и казино средней руки.
Представители петербургских казино в последние дни своего официального существования старательно избегают комментировать свои дальнейшие планы. А по одному из телефонных номеров Ассоциации игорного бизнеса Санкт-Петербурга, указанных на ее сайте, женский голос жизнерадостно сообщает: «Ассоциация по сносу зданий, я вас слушаю».
«Нам запрещено давать какие-либо комментарии. Так что никто не будет с вами общаться», — заявила «СПб Курьеру» секретарь головного офиса одной из игорных компаний, владеющей крупной сетью заведений с игровыми автоматами. Однако при этом на прямой вопрос: закрывает ли компания все свои заведения, последовал уклончивый ответ: «Давайте дождемся 2 июля».
Такая позиция вполне понятна. Представители игорного бизнеса и раньше не отличались информационной открытостью, а в условиях грядущего запрета на работу игорных домов и вовсе стали осторожничать. Ведь запрет, инициированный лично Путиным, потребовал срочно изыскивать лазейки в законодательстве, которые позволят хотя бы на некоторое время продолжить работу — причем уже без всяких специальных налогов. Лазейки, само собой, нашлись.
Во-первых, уже сейчас масса игорных автоматов в Петербурге официально стала называться «лотоматами», то есть терминалами электронных лотерей. «Лотерейная» сфера крайне неряшливо упорядочена в законодательном плане, на изменение законодательства понадобится время, как минимум полгода, так что по сути одноруким бандитам пока мало что грозит. А ведь именно они наряду с пресловутыми «столбиками», игровыми терминалами, уже ликвидированными как класс, больше всего и раздражали российские и региональные власти.
Во-вторых, многие игорные клубы превратятся в интернет-клубы, где можно будет через компьютерные терминалы участвовать в азартных играх, которые организуются на сайтах, зарегистрированных за рубежом. Так что и рулетка попросту переместится со специального стола на специальный экран.
В-третьих, некоторые игорные клубы уже начали получать лицензии на деятельность в качестве клубов спортивного покера. Отличия этого азартного вида спорта от собственно аналогичной азартной игры являются чисто техническими и, по большому счету, с точки зрения бизнеса несущественны. Скажем, лишь три разновидности покера — «семикарточный стад-покер», «омаха», «техасский холдем» — считаются спортивными дисциплинами. А еще одно существенное различие состоит в том, что дилер, человек, раздающий карты, в спортивном покере не раздает их себе и не играет ими от имени казино. Участники спортивного мероприятия играют лишь между собой — при этом и фишки, и ставки, само собой, остаются ключевым элементом игры.
Впрочем, некоторые казино, наверное, все же переберутся из города туда, где их ждут. Разумеется, на янтарные берега Калининградской области рулеточные столы никто не повезет. Но совершенно очевидно, что игорные заведения одно за другим начнут появляться по ту сторону границы с Финляндией и Эстонией. И очень скоро наверняка даже появятся соответствующие казино-туры. Кроме того, часть игорных заведений может в буквальном смысле этого слова уйти в свободное плавание — для этого всего-то и нужно договориться с владельцем судна под флагом какой-нибудь независимой республики, въезд в которую из России носит не только безвизовый, но и весьма упрощенный характер. И вывозить на нем любителей игорных развлечений в нейтральные воды (или в сторону нейтральных вод) — в порту Петербурга и даже в Маркизовой луже, даже под чужим флагом организовать игорный бизнес, конечно, вряд ли получится.
Конечно, очень многие игорные «бизнесмены» так или иначе начнут с наступлением июля сетовать на горькую судьбу и упирать на то, что в разгар кризиса им приходится оставлять тысячи людей без работы, а бюджет — без миллиардных налоговых отчислений.
Однако вся история с ограничением игорного бизнеса является наглядным примером того, к чему приводит неумение и нежелание того или иного профессионального сообщества ограничивать себя в тех действиях, что вредят обществу в целом и социально незащищенным его слоям в частности. В конце 90-х годов игорный бизнес продавил установку игровых автоматов чуть ли не на каждой станции метрополитена и тем самым фактически начал пропаганду пагубной страсти среди людей с невысоким уровнем доходов. Причем их существенную часть составляла молодежь. Затем в крупных городах появились уже упомянутые столбики, в силу своей, казалось бы, «мелочной» конструкции ставшие крайне популярными у детей и пенсионеров. Где тогда были владельцы элитных казино со всеми своими работниками и налоговыми отчислениями в бюджет? Отдыхали на Сейшелах? Или, быть может, отмывали преступно нажитые кем-то капиталы? Так или иначе, они не сумели подавить алчность своих «коллег по цеху» и откровенно смеялись над «интеллигентскими» рассуждениями о необходимости социального партнерства. Вот и попали вслед за этими своими «коллегами» в общий котел ограничения игорной деятельности, которое фактически свелось к ее запрету. И теперь, чтобы не потерять свой бизнес, вынуждены менять его масть, распродавать дорогостоящее оборудование, отказываться от части арендуемых особняков и идти заниматься «спортом». В итоге превращая запрет в то самое ограничение, о котором изначально и шла речь.
Иван МАКАРОВ

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости
1431949125.jpg

Новости рубрики «Общество»