Общество / 21 декабря 2009

Ксения СОБЧАК: "Мой талант - в общении с людьми"

Первого января на Рен ТВ Петербург покажут 13-я Церемонию вручения премии за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса «Серебряная калоша». Конечно же, без Ксении Собчак такое мероприятие никак не могло пройти. И не прошло – как всегда на грани фола Ксения вела церемонию вместе с Андреем ФОМИНЫМ. Одной из главных примочек шоу стали фотографии «состарившихся» к 2029 году (по замыслу организаторов церемония проходит спустя 20 лет после кризиса) знаменитостей. Так Иосиф ПРИГОЖИН превратится в Шрека, а Собчак в Людмилу НАРУСОВУ. У самой Ксении тоже есть видение себя в будущем.

Первого января на Рен ТВ Петербург покажут 13-я Церемонию вручения премии за самые сомнительные достижения в области шоу-бизнеса «Серебряная калоша». Конечно же, без Ксении Собчак такое мероприятие никак не могло пройти. И не прошло – как всегда на грани фола Ксения вела церемонию вместе с Андреем ФОМИНЫМ. Одной из главных примочек шоу стали фотографии «состарившихся» к 2029 году (по замыслу организаторов церемония проходит спустя 20 лет после кризиса) знаменитостей. Так Иосиф ПРИГОЖИН превратится в Шрека,  а Собчак в Людмилу НАРУСОВУ. У самой Ксении тоже есть видение себя в будущем.
 

- Ксения, меня поразило ваше двухлетней давности признание, что вы – мизантроп. Не рановато ли? С чем связана мизантропия?
- Мне кажется, это связано, прежде всего, с моей семьей.
Лично мне везло – в моей жизни не было подонков, предателей вокруг меня, я ни в ком, пожалуй, глобально не ошиблась. Но так получилось, что все же я в достаточно раннем возрасте поняла, что такое предательство, когда люди ради каких-то интересов, да даже просто ради перестраховки, очень легко, цинично предают дружбу, людей. В этом смысле, мне кажется, гораздо легче жить, не питая никаких иллюзий в отношении людей и принимая их такими, какие они есть. Обижаться на то, что люди предают, совершают плохие поступки - это тоже самое, что сетовать на то, что человеку необходимо дышать, чтобы жить, или питаться три раза в день.
- А вам доводилось предавать?
- Не знаю, мне сложно об этом говорить. Мне кажется, у каждого из нас есть некий предел воли, духовного терпения, после чего человек способен совершить дурной поступок. Святых среди нас нет.
- А как вам шопенгауэровское «падающего подтолкни»?
- Ну, слушайте… Я по характеру провокатор, всегда подталкиваю. Мне интересно, как далеко человек может  зайти. Да и вообще я все, что мне нужно - все самое важное,  все самое интересное, плохое и хорошее, - я делаю через провокацию. И в этом моя огромная проблема в общении и с мужчинами, и с друзьями.
- И когда проснулся вкус к провокации?
- … А вы знаете, я не могу сейчас нащупать точку отсчета. Но она точно где-то есть, я не всегда была таким человеком. Но в какой-то момент я вдруг осознала, что мой самый любимый и самый лучший способ общения с миром – провокация.  Допустим, я прихожу в какую-то компанию. Я не разговариваю о погоде, не веду светские беседы – мне это не интересно. Я сразу беру какую-то важную в этой компании тему, или выбираю человека и очень жестко загоняю его в угол. А дальше смотрю, как человек себя поведет. Тот, кто держит удар, мне сразу становится интересен. Человек, который вообще не ведется ни на какие провокации – тоже безумно интересен.
- Но вы же понимаете, что на вас изначально реакция такова: от Собчак жди удара под дых.
- Может быть, и так. Я, конечно, человек специфический, и тот, кто хочет со мной общаться, проходит через определенную фазу отношений. Вначале человек пугается, потом ему это нравится, и ему даже этого начинает не хватать.
- Почему?
- Потому что такое общение подразумевает гораздо большую степень открытости, и оно действительно несет в себе нечто большее, чем просто трепотню ни о чем. Вот такие ужины с пустыми разговорами – это абсолютно не мое. Мне есть о чем говорить с друзьями – обсуждать какие-то философские вопросы, обустройства мира. Это всегда выяснение своей и чужой позиции.
- А вам удается смотреть на происходящее, как бы отстраняясь?
- К сожалению, нет. У меня есть друзья, которым это удается, и я восхищаюсь ими. Я же всегда в суете нахожусь, не могу из нее вырваться.

***

- Преждевременный вопрос и все же: вы уже представляете себе, как хотели бы встретить старость – уйти от суеты, условно говоря, в саванны к слонам, или как-то иначе?
- Нет, соитие с природой меня совершенно не привлекает. Я бы хотела свою старость встретить в каком-то очень серьезном социальном статусе, участвуя в какой-то активной жизни, но уже не требующей моего присутствия в кадре. И иметь большое влияние. Но опять же, это на сегодняшний момент я так рассуждаю. Я к сожалению, всегда нахожусь в суете и не могу на все происходящее смотреть отстраненно.
- Как муха на потолке: чего-то там копошатся…
- Да.  У меня есть такие друзья, и я ими восхищаюсь, но сама не могу вырваться из суеты. Но кто знает, может быть, потом я пойму: «господи, какая же я дура!», конечно же, счастье совсем в других вещах. Но с позиции сегодняшнего дня, мне бы хотелось быть такой сухонькой старушкой…
- Ага, Маргарет ТЭТЧЕР!
- Да, именно. Такая влиятельная сухонькая старушка.
- Когда начнете выстраивать путь к созданию этого образа влиятельного человека?
- Не сейчас. Мне кажется, пока у меня еще время есть. Где-то после 30 буду менять свою карьеру. Может быть, уйду более серьезно в журналистику, может быть, займусь телевизионным продюсированием. Я пока не знаю.
   Я не ставлю перед собой цели. Просто живу и делаю в сегодняшний момент то, что мне кажется верным. Я не структурный человек. И психика у меня такая, и дома у меня бардак. Со стратегией у меня всегда были проблемы. Поэтому, кстати, у меня нет своего бизнеса.  Меня очень часто спрашивают: каковы ваши планы на ближайшее время, и мне, правда, нечего ответить. И вовсе не потому, что я что-то скрываю. Я понимаю, как из сегодняшнего дня выжать максимум, как, что сделать правильно и профессионально в рамках дня, недели, шоу. Но стратегического дара у меня нет, может быть, он со временем разовьется. У меня так все жизни. Я ведь не собиралась становиться телеведущей – карты так легли. Я закончила институт, и меня сразу пригласили сниматься в программе. Сама я об этом не задумывалась.
- Но вы довольны, что карты легли именно так?
- Да, мне кажется, мой талант – именно в общении с людьми, в том, что я умею их чувствовать, не боюсь спрашивать и не стесняюсь говорить то, что думаю. Вот это я буду развивать в себе. У каждого из нас есть свои таланты. Мне кажется, бессмысленно заниматься тем, что у тебя не получается хорошо. Я, к примеру, петь не умею. Могу спеть пару куплетов ради шутки в телевизионном шоу. Но если мне кто-то предложит: «давай, сделай карьеру певицы – найми лучшего педагога, музыку напишет самый крутой композитор, запишем клип», я откажусь. А вот вести программы, делать интервью, писать статьи, делиться своими наблюдениями – вот это я делаю с душой, потому что мне это очень нравится.

***

- Вы могли бы поступить так, как героиня «Юрьева дня» СЕРЕБРЕННИКОВА?
- Нет, не могла бы. Это не мой путь. Я вообще эту героиню не понимаю. Но сам фильм мне очень понравился и понравился именно этим страшным для меня образом происходящей с героиней чудовищной деградацией. Кирилл очень хорошо показал историческую закономерность: более варварская среда съедает более цивилизованную. И есть большая проблема, что российская провинция, в конце концов, поглотит оазисы светлой жизни, каких-то ростков творчества, ростков бизнеса. И ведь даже в Москве лишь некоторые места - не «провинция». Мы с Кириллом (Серебренниковым - прим.ред.), кстати, тоже говорили на эту тему. Я его как-то спросила, не хотел бы он снять новеллу о Москве (по принципу модных нынче киноальманахов «Париж, я люблю тебя», «Нью-Йорк, я люблю тебя»), и Кирилл мне ответил: «Нет, я не вижу для себя Москву. Я считаю, что нет такого целостного конгломерата «Москва». Мы все живем внутри каких-то мыльных пузырей, сфер, и передвигаемся из одной теплой сферы в другую, не соприкасаясь с другой жизнью».
   И я ужасно боюсь, что это поглощение может случиться незаметно, как с героиней фильма. Медленно, постепенно. Вот так ты теряешь голос, теряешь себя прежнюю, а ребенок просто растворяется в этой реальности. Это ужасно… Вот я говорю, а у меня даже мурашки по коже. Этот фильм для меня очень много значит.

P.S.
 Хотя Ксения Собчак не любит говорить о своих планах, кое-что мы узнали. Во-первых, в феврале мы увидим новый проект на СТС, с Ксенией в главной роли. Во-вторых, вот-вот должна выйти ее книга, некое пособие по управлению людьми. «Это та тема, которая меня очень волнует», - признается Ксения Собчак.

 

Подписывайтесь на ИА «Ньюс» ВКонтакте, чтобы быть в курсе главных новостей и событий дня

Комментировать / Читать комментарии

Все новости рубрики

Новости

Новости рубрики «Общество»